Марк Ермак: «Терпеть не могу давать и получать непрошеные советы»

img

Помните, в одном известном фильме герой бросает фразу: «Её ребенком родители вывезли в штаты, но если ты родился в Одессе — это навсегда!» Перефразируем и получим: «Если ты родился в Краславе — это навсегда!» Краславчан теперь можно встретить в разных странах мира, многие живут в других городах Латвии, но всегда остаются для нас своими и очень близкими. Мы гордимся их успехами, мы переживаем, если их преследуют неудачи. Марк Ермак известен многим. Он частый гость в родном городе. Уехал студентом, а возвращается теперь, как известный психолог-психотерапевт, чтобы провести семинар или групповое занятие. Марк не первый раз дает интервью «Эзерземе», но на этот раз оно особенное, очень личное.

Занятость Марка не позволила нам встретиться. Поступили по-другому. Я придумал семь вопросов, отослал по электронной почте. Через несколько дней получил семь аудиофайлов, с ответами на вопросы. Уверен, что эти ответы будут интересны многим! Итак... 

Традиционный первый вопрос в рамках этого проекта связан с фамильными корнями. Кем были деды и прадеды? Бабушки и прабабушки. Другими словами, насколько тебе известна история твоей семьи, твоих предков?

По материнской линии мои предки поляки, которые проживали на территории Беларуси, в сельских районах и в крайней бедности. Семьи были большие, многодетные. Мои бабушки и дедушки — дети послевоенных лет, пережившие голод, видевшие ужасы войны. Люди были трудолюбивые, надежные. Что касается отцовской линии, то это были латыши, латгальцы, зажиточные крестьяне, с репутацией крепких хозяев. Как и у многих в Латвии, война разделила нашу семью. По материнской линии прадед воевал в Красной армии, прошел всю войну и умудрился не вернуться в Советский Союз, а эмигрировать на Запад. Жил в Великобритании. В советские годы не было возможности выяснить, что за авантюра случилась в его жизни. С другой стороны, мой дед по отцовской линии был мобилизован в 
латышский легион. И тоже воевал, был в Курляндском котле. Свою связь с корнями, с разными национальностями, я только с возрастом начинаю открывать по-настоящему. С польской, прежде всего, через религиозную традицию — католицизм, польский язык, который мне очень близок, я освоил самостоятельно и теперь могу свободно общаться. Мою латышскую идентичность начал осознавать через образование, которое я получал в Латвийском университете, через смену круга общения, через первый опыт работы. Появилось чувство глубокой сопричастности и значимости для меня латышского языка и культуры. Этого не было в детстве, это я открыл в себе уже в молодости. И третья линия — белорусская.... Я только сейчас понял, насколько для меня важны эти корни и связь с Беларусью, благодаря происходящим там событиям. Такое глубокое сопереживание и «включенность». Я сначала не мог понять, почему меня захлёстывают эмоции в связи с тем, что там происходит. Но осознал, что вот так во мне говорят мои белорусские корни. Потому что по маминой линии предки оттуда... И речь белорусская мне также близка, даже говор, когда они говорят по-русски. Это всё очень, очень родное... И возникает чувство солидарности с людьми, которые там сейчас отстаивают свое чувство собственного достоинства. 

Можешь ли ты вспомнить несколько историй из детства, которые могут быть первыми строчками твоей истории успеха?

Сразу хочу сказать, что мне не нравится формулировка «история успеха». Хотя и звучит красиво. В этом есть что-то ограничивающее человека в каких-то рамках. Поэтому, такую формулировку я не примеряю на себя ни в коем случае. Я просто рассказываю о своей жизни и всё. Первым сигналом о моём будущем была увлечённость публичными выступлениями. Это всегда мне было интересно и даже получалось, и в детском саду, и в школе. Эта способность проявилась рано. В дальнейшем, чем бы я не занимался, сначала политология, потом государственная служба, потом журналистика, потом  психология, всегда частью, важной для меня, была какая-то публичная работа, какое-то выступление или лекция. Этот интерес и желание развиваться, совершенствоваться возникли спонтанно и естественно. Есть много людей, которые постоянно преодолевают страх перед выступлениями, у меня такого никогда не было. Я всегда чувствовал, что мне это нравится. Конечно, приходилось долго этому учиться, с самого детства. Помню, как стихи читал на линейке в первом классе, волнующий момент. Все эти воспоминания очень светлые. Если говорить о моей основной работе, то лекции и какие-то интервью, выступления - это небольшая её часть. Большая часть работы психотерапевта — это встреча с конкретным человеком, слушание, диалог с ним. Эти способности, как я считаю, берутся из интереса к своим собственным внутренним процессам, а уже потом и к внутренней жизни других людей. Этот интерес у меня возник гораздо позже, он не связан с детством. Это уже ближе к 30 годам.

Один из важнейших кризисов, которые переживает каждый молодой человек, это выбор профессии. Этот выбор все делают в старших классах, и все это делают по-разному. Что (или кто?) повлияло на твой выбор дальнейшего образования после школы?

Я выбрал политологию. Это не профессия, скорее сфера интересов. Выбор я сделал в 14 лет, когда учился в 8-м классе, значительно раньше, чем большинство моих сверстников. Думаю, что мне в этом плане повезло. Потому что такой выбор делать нелегко молодым людям, а у меня все шло как по маслу. Я был увлечен: меня интересовали новости, политические процессы и национальные, и международные. Мне было интересно читать публицистику. В нашей школе был предмет по выбору «Политология», эти уроки усилили мою уверенность. В 9-м классе я поехал на «день открытых дверей» в Латвийский университет на факультет социальных наук. С этого момента я совершенно точно знал куда я буду поступать. Это помогало мне фокусироваться в средней школе на каких-то предметах больше, что облегчает жизнь, когда выбор становится понятным. Я очень признателен моей маме, которая меня поддержала, никогда не ставила под сомнение мой выбор. Хотя было совершенно непонятно, что это за профессия «политолог». Это было очень ново. Такие программы в университетах встречались редко. Интерес к профессии был большой, но что делать потом с этим образованием было не совсем понятно. Мама доверилась моей уверенности. Я просто двигался к тому, чего хотел. Поступил в Латвийский университет. Отучился 4 года на факультете. Был очень увлечен. Ну и в дальнейшем жизнь мне предоставила возможность работать в сфере, связанной с политикой. Сначала на государственной службе, потом в журналистике, связанной с политическими процессами. Сейчас, оглядываясь назад, я могу только удивляться и радоваться той огромной уверенности, которая у меня была. Но это прекрасно, по-моему. Иметь такую страсть к определенной сфере знаний и возможность реализовать свои устремления.

Следующий кризис — первые шаги после окончания университета. Поиски работы и «встреча» с реальностью. Как этот период проходил в твоей жизни?

Для меня это произошло не после университета, а во время. Я учился на втором курсе, когда узнал, что есть вакансия в Канцелярии президента на должность переводчика-референта. Мой преподаватель, очень уважаемая мною Жанета Озолиня, посоветовала принять участие в конкурсе. Так я оказался на государственной службе, продолжая работать и учиться одновременно. Приезжал рано утром в канцелярию, делал часть своей работы, ехал на лекции, после обеда возвращался, работал вечером, поздно приходил домой. Темп тяжелый, но в 20 лет можно всё выдержать. Я быстро увидел, как знания соединяются с практикой. Оказался близко к политическим процессам, что-то видел своими глазами. Мне действительно было интересно, и нравилось на той работе. Параллельно участвовал в разных исследовательских проектах, связанных с фондом «Провидус» и другими организациями. У меня была возможность развиваться и на своей должности, и в академической среде. Со временем я почувствовал необходимость в большей свободе, творчестве, в выражении собственного мнения. Это не совпадало с должностью переводчика-референта, и я начал думать - не податься ли мне в журналистику. На работе менялась ситуация, у президента закончился срок полномочий, мои услуги были больше не нужны. За время учебы и работы у меня появилось много знакомых в журналистской среде. Я следил за тем, где появлялись вакансии. Была возможность работать в прессе, в нескольких изданиях, на телевидении, на пятом канале, можно было пойти в портал DELFI редактором политических новостей. Я выбрал последнее, и в своем выборе не сомневался. Мне было понятно, что это самая перспективная вакансия: скандинавская компания, среда отличная, другая культура, нормальное, человечное руководство, возможность высказать свою позицию, свое мнение, поддерживающие коллеги и достаточно свободный график. Это то, чего мне хотелось на тот момент, и я это получил. Работа увлекательная и связанная с моей профессией. Там я проработал 8 лет.

В какой-то момент многие люди меняются, меняют профессию, место работы. Я знаю, что и в твоей жизни было много перемен. Расскажи, почему ты решил изменить свою жизнь?

Потому что где-то в 27-28 лет я стал ощущать, что то, чем я занимаюсь, теряет для меня вкус и смысл. Я научился тому, что мне было интересно, и этот интерес я начинаю терять. Я переживал, испытывал трудности эмоционального характера, испробовал все способы самопомощи, какие были доступны: начиная с общения с друзьями, заканчивая чтением психологической литературы. Этого было недостаточно. Так я впервые оказался в кабинете психолога. Очень важный шаг в моей жизни. Решиться на него было непросто, признаться, что не могу справиться и решить эту головоломку: что со мной происходит, откуда такая неудовлетворенность, такая мучительная тревога. Мы стали работать, и 
буквально за несколько месяцев я стал понимать — необходимо менять профессию. Я понял, что хочу оказывать людям такую помощь, какую я получил сам в этом кабинете, понял, что это работает, хотя поначалу был скептично настроен: как простой разговор может помочь? А потом увидел, пережил на своем опыте, что ЭТО может помочь. И это меня вдохновило, для меня открылась новая грань жизни, которую я раньше не то чтобы игнорировал, я интересовался психологией, но по-настоящему не понимал, насколько важной может быть психологическая помощь и психотерапия. Тогда я принял решение - изучать психологию, и начал практически сразу. Скоро уволился из DELFI, поскольку чувствовал, что слишком сложно мне быть одновременно в двух сферах. Одна из которых требует видеть процесс целиком, как это происходит в политологии и журналистике. Другая - углубляется в личность, как это происходит в психологическом консультировании. Я понял, что больше не могу совмещать одно с другим, и решил отказаться от первого. Был сложный период. Пришлось побыть безработным какое-то время. В огромной неопределенности, неясности. Но оно того стоило. 

Сегодня ты известный и востребованный психолог и психотерапевт. Но для этого тебе пришлось много трудится. Какие ступеньки пришлось преодолеть в новой профессиональной жизни? Что (или кто) тебе помогало (помогал), что мешало (кто мешал)?

Самой тяжелой «ступенькой» были несколько лет неопределенности, ощущения утраты смысла того, чем ты занимаешься. Это самое мучительное состояние, когда понятно, что нужно что-то менять, но совершенно непонятно в какую сторону и кажется, что для этого нету сил и, возможно, уже поздно это делать. Прекрасно помню свое состояние, когда я открывал классификатор профессий и читал там каждую строчку с вопросом: ну чем бы мне хотелось заниматься? И ничто меня не затрагивало. Такой вакуум смысла. Это было очень тяжелое состояние, но я думаю, что оно было необходимо для того, чтобы произошли дальнейшие шаги. Может это был самый важный этап жизни. Следующая «ступенька» — обретение собственного опыта клиента психотерапевта. Нужно было почувствовать на своей шкуре, что это такое, как это работает. Результатом было вдохновение. Следующий этап — это образование психолога. Я учился в замечательном ВУЗе: Международная высшая школа практической психологии. Программа обучения была ориентирована на практику.  Нас все время призывали начинать работать, призывали проходить психотерапию и обретать реальный опыт. Этим программа была замечательна. Я очень благодарен всем, кто к этой программе был причастен. Я начал свою практику, благодаря такой поддержке. Отучившись год, параллельно поступил в Институт экзистенциальной и гуманистической психотерапии в Литве, чтобы осваивать одновременно профессию психотерапевта. Важным этапом в становлении стал проект католического радио - передача «Терапия любви», которую мы вели вместе с Иной Грасмане несколько лет. Благодаря этой передаче пришли первые клиенты. Люди находят, интересуются. Со временем у меня появился интерес работать с группами. Тематические группы про сексуальность, про деньги, про сновидения, просто группы экзистенциального опыта, где люди могут работать с любыми трудностями, которые касаются отношений. Это работа сложная, но она чрезвычайно увлекательна. Трудно себе представить, чтобы она себя исчерпала для меня, настолько сложен человек и интересен, что это просто завораживает. Мне помогали, кажется, что Бог всегда посылал мне людей, которые активно поддерживали и, прежде всего, это моя семья, мои преподаватели, мои супервизоры, мои коллеги, с которыми мы были поддержкой друг для друга, особенно в самом начале, когда у всех нас было много сомнений, первые клиенты, которые приходили с большим доверием. Всё это придавало сил и уверенности. Что мешало? Я думаю, что мне всегда мешал мой собственный страх, неуверенность. С одной стороны, естественные, с другой стороны, они парализуют всю деятельность. Мешал и мешает «выученный» опыт не доверять себе, не прислушиваться к себе, игнорировать свои чувства, делать так, как надо, делать так, как правильно. Мало это осознать, надо «переучиться обратно» и позволить себе самому быть живым и доверять интуиции, доверять чувствам. В те моменты, когда у меня получалось это, то происходило движение вперед. Когда я впадал в недоверие, в закрытость по отношению к самому к себе и окружающему миру, я очень сильно тормозил свой путь.

Главная цель нашего проекта — доказать на ярких примерах, что люди, родившиеся далеко от столицы (в приграничье), имеют множество возможностей, чтобы стать успешными, найти свою нишу в Латвии, что необязательно уезжать из страны, чтобы быть счастливым... Что ты мог бы сказать тем, кто нацелился на поиски лучшей жизни в далеких странах?

Я терпеть не могу давать и получать непрошеные советы. Мне кажется, что нет худшего способа помощи, чем совет. Хотя иногда срабатывает, но чаще — нет. Я могу сказать, что я понимаю тех, кто ищет возможности для самореализации в других странах. Я понимаю и уважаю их выбор, он не кажется мне драматичным или неправильным. Это нормальный и естественный путь. Весь мир, особенно западный, становится очень мобильным. Я вижу в этом больше хорошего, чем плохого. Хотя этот выбор связан с очень высокой платой, поскольку начинать жить заново и в чужой стране — это совсем непросто. Я знаю это от своих знакомых, которые через это проходили и проходят. Вместе с тем, я свой выбор сделал, мне хорошо там, где я есть. Думаю, что я мог бы быть счастлив в другом месте, но мне хорошо здесь. Не хочу советовать и призывать, но самая главная вещь для меня самого — открыть ценность доверия к себе. Доверять своим глубинным процессам, доверять своей интуиции, доверять своим чувствам. Это важно. Конечно, не стоит бросаться в омут эмоций, что-то делать под воздействием этих эмоций, о чём мы жалеем потом. Это, прежде всего, заинтересованность в том, чтобы понять и разобраться в этих посланиях: к чему они побуждают, к чему я сам себя побуждаю неосознанно. Со временем я все больше убеждаюсь, что внутри каждого человека есть настоящее знание - где ему быть, где ему лучше, где он будет развиваться: в каком месте, с какими людьми, в какой стране. Чтобы все это в себе открыть, важно быть в контакте с собой. Руководствоваться не только рациональными, как нам кажется, мыслями, которые на самом деле не так уж рациональны, не мнениями других людей, а глубинным ощущением правильности того, что делаешь. В какие-то моменты мне удается это ощутить. Это замечательно, это счастье...

Скоро, очень скоро Марк снова будет в Краславе. Есть информация, что его пригласили принять участие в одном из проектов, который реализуется в крае. А значит у нас снова будет возможность побывать на семинаре известного психолога и психотерапевта, который никогда не порывал своих связей с родным городом. С городом, где начиналась история его успеха... Хоть это выражение ему и не нравится...

 

Андрей ЯКУБОВСКИЙ.

Фото из архива Марка ЕРМАКА.

Проект финансируется Фондом поддержки СМИ из государственного бюджета Латвии. За содержание статей в проекте «Приграничье: истории успеха» ответственность несут их авторы.  #SIF_MAF2020

 

 

Фото дня

Календарь


Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Проекты

Конкурсы

Именины

  • Severīns, Urzula

Партнеры

  • Latvijas Reitingi