Приежмале: административный центр Кастулинской волости Краславского края

img

Приежмале… Необычное место, даже я бы сказал загадочное.

Начнем с того, что волость называется Кастулинская, а её административный центр – Приежмале, который появился на карте не так уж и давно, в результате слияния двух поселков – Заблудовки и Эйсбахова. Всерьез изучением истории этих мест до сих пор никто не занимался, либо эти исследования не опубликованы. В сети информации до обидного мало. Все больше о послевоенном периоде и то какие-то крохи. Загадочное «Эйсбахова» намекает на неких Айсбахов или Эйсбахов, владельцев этих мест, оставивших после себя господский дом, в котором долгое время располагалась школа. Впрочем, это только догадки и не более. Удивительно, что несмотря на удаленность, периферийность, это место всегда было живым и интересным. Именно здесь проходили самые жаркие дискуссии и стихийные собрания эпохи перестройки и восстановления независимости. Здесь всегда жили очень активные и деятельные люди. После территориальной реформы 2009 года Кастулинская волость оказалась «отрезанной» от Краславы. Сейчас произошло воссоединение, «возвращение». Что же изменилось за последний год в самой удаленной волости большого Краславского края? Во время подготовки нашего визита мы созванивались с несколькими интересными людьми Приежмале. Нам никто не отказал, хотя руководитель волостной администрации Марита Гребежа и не была в восторге от идеи дать интервью, но тем не менее не отказала, уговаривать себя не заставила. Правда, накануне нашего приезда Марита заболела, о чем заблаговременно сообщила. Решили, что беседа наша будет телефонной. Что ж, мы уже однажды так общались с Дайнисом Платацисом из Андрупене. И общались очень удачно.



14 сентября ровно в 9 часов утра мы были в Приежмале, удивительно ухоженном и красивом поселке. Остановившись возле здания волостной администрации, набираю номер Мариты Гребежи…



Здравствуйте, Марита! Как Вы себя чувствуете?



Здравствуйте! (весело смеется, хотя по голосу судя, человек действительно болен) Уже получше стало, можем поговорить.



Спасибо. Ну что, целый год вы живете в большом Краславском крае. Что можете сказать, изменилась ли жизнь в волости?



Я сразу хочу сказать, что работаю в крае только год. Поэтому мне трудно сравнивать жизнь до и после реформы, это могли бы сделать волостные работники, которые работали до меня. Но мне кажется, что в Аглонском крае мы были более сплоченными, больше знали друг о друге. И отношения между волостями были более тесными. А что касается нашей жизни, то мы как-то стоим на месте и ничего особенно не поменялось. Может быть виновата ситуация кризиса в которой мы оказались. Ну, а что мне совсем не нравится – это расстояние до краевого центра, до Краславы. Стоимость топлива выросла очень сильно. Как мы доживем до конца года я даже и не знаю.



Да… Теперь вы дальше от краевого центра. Может какие-то вопросы вы теперь можете решать в Дагде?



Нет, мы работаем напрямую с Краславой. Поэтому все документы, накладные, акты, мы везем в краевой центр. Ехать нужно раз в неделю обязательно. Хочешь не хочешь. Удаленно работать мы не можем. Поэтому стараемся объединяться с социальной службой, со школой, чтобы всем сразу съездить и решить все вопросы.



А какую-то поддержку из Краславы вы чувствуете?



Поначалу было непросто, пока мы не сработались. Раньше все было иначе, все по-другому. В Аглоне все было централизовано, а в Краславе волости работали самостоятельно. Теперь и для Краславы это испытание – работать по-новому.



Сегодня всем непросто приходится. Можно ли сказать, что вам труднее, чем остальным?



Нет. Точно нет. Я думаю, что всем одинаково трудно. Есть вопросы к государству. Правительство обещало, что реформа особо никого не затронет. Что жители как жили, так и будут жить, что земельная собственность будет перерегистрирована без проблем. А до сих пор земля закреплена за Аглонским краем. Обещали, что перерегистрация пройдет автоматически, но так не было. Какое-то время я просто не могла зайти на сайт, чтобы это сделать самостоятельно, а за это время копились долги по налогам…



Может быть можете назвать три самые сложные проблемы волости?



Я могу назвать, но решение всех этих проблем никак не зависит от самоуправления. Первое – транспорт, чтобы сообщение с Краславой было регулярным и доступным. Вторая проблема: связь. У нас нормально работает зона покрытия LMT. А вот с Tele2 и Bite у нас прямо беда, не позвонить нормально, с интернетом такая же ситуация. А третью проблему я даже и не назову, все у нас так же как у всех.  



Спасибо большое! Выздоравливайте!



Следующий по плану – визит в основную Приежмальскую школу. Нас ждет директор, Сандра Ракова. Школа в поселке со своей историей. Из начальной она когда-то «выросла» до семилетней, потом была основной, затем средней. Потом процесс пошел обратный. Подъезжаем к трехэтажному зданию белого кирпича, сюда школа переехала в 1985 году, когда еще была средней. Сандра приглашает на третий этаж, где расположен центр поддержки семьи. Беседа начинается…



Расскажите о школе? Как начался учебный год?



Наша школа по количеству учеников совсем небольшая, а по размерам – наоборот, очень большая. Поэтому и техническим работникам, и завхозу есть чем заняться. Наша школа — это и детский сад тоже. Принимаем деток с двух лет, сами себе воспитываем школьников. Сейчас в саду у нас 13 детей, в школе 44 ученика. У нас учатся дети из Гравер и из Пуши, волости Резекненского края. Мы рады каждому нашему ученику. В школе реализуется четыре образовательные программы, две из них специальные, работают 17 педагогов и 6 технических работников. Хочу сказать большое спасибо волостному управлению, которое нам активно помогает во многих хозяйственных делах: косят траву, обеспечивают дровами, помогают поддерживать порядок на всей школьной территории. Своего транспорта у нас нет, и тут нам помогает самоуправление, стараемся все дела делать в краевом центре одновременно с ними. Это сотрудничество для нас очень важно.



Поговорим о территориальной реформе. Что изменилось в жизни школы и не только школы?



Это не первая реформа на моем веку. Десять лет назад, когда нас «раздробили», я пережила перемены как простой учитель, теперь, когда снова нас соединили с Краславой, я уже была директором школы. В первый раз нам было очень тяжело. Особенно нашей волости, где большинство жителей говорят на русском языке. В силу своего менталитета людям было трудно привыкнуть, что они теперь в Аглонском крае. Но мы продолжали жить и достаточно скоро привыкли. Теперь, когда нас снова «развели» с Аглоной, снова было трудно. Пришлось пережить закрытие школ в соседних волостях. Нам также пришлось составлять план развития, прогнозировать количество учеников на ближайшие годы, и картина получалась печальная. Детей становится все меньше, они просто не рождаются здесь. Наши дети рождаются за границей. Летом мы их видим, когда они приезжают с родителями, чтобы повидаться с бабушками и дедушками. Но, несмотря на это грустное обстоятельство, школа остается на одном уровне, не теряет количества учеников. Даже есть небольшой рост. Помогает нам Пуша в этом, а недавно приехала семьи из Даугавпилса, из Риги. Другими словами, мы пока держимся. У нас небольшое количество учеников с 1 по 6 класс, а с 7 по 9 класс картина другая, в 8 классе 11 человек, это очень хороший показатель. Весна прошлого года выдалась непростой – нам сообщили, что школу закрывают. Было очень тяжело. Рассказали всё нашим выпускникам, бывшим коллегам, хотели поделиться горем. И получили в ответ такую мощную поддержку! Целую акцию организовали в фейсбуке «Приежмальцы, объединяйтесь!». Всем хотелось сохранить школу. Особенная благодарность нашим крестьянам Стивриням и Горячко. Они поехали к председателю краевой думы, чтобы выяснить, почему предвыборные обещания (нам тогда обещали три года нормальной работы как минимум!) разошлись с реальными делами. С нами ведь никто и ничего не обсуждал, ничего не предложил, не обсудили - каким образом наши дети будут добираться до новой школы, что это будет за школа – Андрупене или Дагда, будет ли обеспечен транспорт? Мы пережили тогда сильный шок. На одном из заседаний думы даже рассчитали, сколько будет стоить, если наши дети будут учиться в соседнем крае, в Аглоне то есть. Складывалось ощущение, что мы вообще никому не нужны. Но после всех разговоров, переговоров ситуация изменилась. За это большое спасибо руководству края, депутатам – они проголосовали за то, чтобы наша школа осталась на месте. Но как долго мы будем работать – неизвестно. Честно говоря, мы на пороге закрытия находимся уже давно. Конечно, эта ситуация накладывает отпечаток и на работу учителей. Я всеми силами стараюсь мотивировать коллег. Сельские школы должны существовать. Горожанами мы все не станем, менталитет другой. А если принять во внимание сегодняшнюю ситуацию, когда многие семьи стали перебираться из городов в деревни, я считаю процесс «оптимизации» школьной сети надо бы приостановить. В городах сейчас будет очень непросто выжить, новые цены на отопление, на газ, для многих окажутся неприемлемыми. Закрыть школу легко, а вот открывать заново может быть гораздо труднее. Нам удалось практически своими силами сделать ремонт в некоторых помещениях, школа хорошо обеспечена современной техникой, отличный компьютерный класс, есть интерактивные доски, проекторы. Но главное, мы можем действительно обеспечить индивидуальный подход к каждому ребенку в рамках школы. И это не слова. А что до других перемен… Десять лет была реформа, нас разделили, теперь выяснилось, что эта идея не была удачной и нас снова объединили. А кто ответит за эти десять лет? За ту неудачную реформу? Но были и преимущества в том периоде. У волости были деньги. В нашей школе заменили окна, то же самое в административном здании волости. В старом здании детского сада сделали капитальный ремонт, создали социальный дом. Идея состояла в том, чтобы собрать здесь одиноких пенсионеров, живущих далеко от волостного центра. Условия здесь для них создали отличные, оборудовали кухню, рядом магазин, фельдшерский пункт – все для того, чтобы облегчить жизнь одиноким пожилым людям. После первой реформы придумали, что этот замечательный дом можно использовать для размещения бездомных. Стали у нас тут появляться такие люди со всего Аглонского края. После объединения краев ситуация только усугубилась, в доме селятся люди, которых мы не особо хотим здесь видеть. Но социальная служба, очевидно, другого выхода не находит, как селить этих людей здесь. Я считаю, что подобные социальные дома должны быть если не в каждой волости, то в нескольких по крайней мере. Ведь там можно разместить и те семьи, у которых, например, сгорел собственный дом и они нуждаются в крыше над головой. Идея социального дома была очень хороша, но она как-то неправильно сейчас воплощается в жизнь. С другой стороны, я понимаю, что всем людям нужно где-то жить. Хотя, наверное, было бы логичнее, если бы люди, отбывшие наказание в местах лишения свободы, все-таки возвращались бы по месту жительства. Пока, после объединения и возвращения в Краславский край, мы чувствуем себя чужими, хотя, казалось бы, это было возвращение домой. Аглонский край был очень небольшой. Поэтому мы очень тесно сотрудничали, обсуждали все проблемы, быстро реагировали, другими словами – эффективнее работали, как мне кажется. В большом крае это, конечно, сделать сложнее. К тому же прошел только один год и делать какие-то выводы рано. Я думаю, что со временем все упорядочится. По крайней мере нужно верить в то, что жизнь людей станет легче. А пока мы этого не чувствуем. Попасть в краевой центр, в Краславу, мы можем легко. Каждое утро в 8.45 мы садимся в автобус и едем. А вот приехать обратно никак. Обратно этот автобус не идет. Мы, конечно, можем очень быстро сделать все дела в Краславе и в 11 часов уехать до Аглоны. Там подождать полтора часа и доехать до Приежмале. Но это нужно очень быстро все сделать. Но если прием у врача, например, назначен на более позднее время, вернуться домой нам не на чем. И до Дагды нам никак не добраться. Автобусы туда идут от нас только по понедельникам и пятницам. Конечно, можно попросить соседа с машиной, чтобы отвез. Но теперь это получается очень дорого, вы сами знаете, сколько стоит бензин или дизель. И все это усложняет людям жизнь. Я сама с удовольствием пользовалась бы общественным транспортом, чтобы съездить в Управление образования, но я же не смогу вернуться, а значит об участии в каком-то семинаре речи нет. Можно использовать возможности удаленного присутствия, но многие документы мы должны предоставить в бумажном формате. Тут «удаленка» никак не работает. Надеемся, что все скоро наладится, этим и живем.



Спасибо, Сандра, за беседу! Пусть школа еще долгие годы работает на радость ученикам, учителям и их родителям!



Из школы отправляемся в гостевой дом с рестораном «KarinaHOME». Здесь нас ждет хозяйка заведения Карина Стывриня, дама известная читателю по нашим прежним публикациям. Гостевой дом выглядит очень современно, изысканно и привлекательно. Впрочем, хозяйка выглядит также. Удивительно обаятельная и привлекательная дама встречает у порога, ведет за столик, на котором появляется чашка горячего и ароматного кофе.



Спасибо, Карина, что нашли время для общения. О нашем проекте я Вам уже рассказал по телефону, но сначала о бизнесе. Как идут дела?



Не скажу, что плохо. Скорее скажу, что хорошо или очень хорошо. Я всегда смотрю на жизнь позитивно. Поэтому вокруг меня позитивные люди. Сокрушаться о том, что происходит в волости, в стране и в мире бессмысленно. Все в воле Божьей. Это мне очень помогает. Позволяет жить дальше, просыпаясь утром с благодарностью за новый день, не зацикливаясь на проблемах, на пандемии или чем-нибудь другом.



Как поменялась жизнь после реформы? Ощущаете перемены?



Произошло то, что должно было произойти. С одной стороны, приятно вернуться «на историческую родину», потому что исторически мы всегда были связаны с Краславским краем, хотя привыкли и к Аглонскому краю, там тоже все было хорошо. Теперь нужно как-то адаптироваться, за эти годы многие контакты были утрачены, люди поменялись в учреждениях и организациях. Но мы открыты переменам, и они нас не пугают. Конечно, многие проблемы сохранились с прежних времен, надеемся, что в будущем получится их решить. Хочется и поддержки. Я вот очень благодарна председателю Краславского краевого самоуправления Гунару Упениеку за то, что он нас услышал и понял, за то что поддержал, когда решался вопрос о ликвидации нашей школы. Это замечательно, что нам пошли навстречу. Спасибо и депутатам, которые проголосовали за сохранение школы в Приежмале. Это очень важно, когда тебя слышат и принимают решение с учетом чаяний местных жителей. Школа работает и 1 сентября собралось много родителей, пришли и бывшие ученики. Радостно было на всех смотреть: на детей, учителей, родителей. Все выглядели счастливыми. Я уверена, что от нас, от тех, кто живет в волости, зависит очень многое. Именно мы определяем насколько нам здесь комфортно жить. В таком ключе я воспитываю и своих сыновей. Они уже совсем взрослые, старший уехал учиться в Елгаву, в сельскохозяйственный университет, младший учится в Торговой школе Даугавпилса на повара. Оба настроены очень патриотично, собираются жить, работать и реализовывать себя в родной волости. Поэтому для нас важно, чтобы здесь не затухала жизнь, иначе я бы никак не могла уговорить детей остаться. Мы надеемся, что Приежмале было, есть и будет. Здесь будут жить люди, дети смогут учиться на месте, работы хватит на всех. Пусть мы сейчас переживаем кризис, но это значит только одно – скоро начнется новый виток развития.



Как прошло лето? Достаточно ли было гостей у вас?



Лето прошло хорошо и в гостях недостатка не было. Были местные жители, приезжали из Вентспилса гости. Приятно было, что у нас гостили не только жители Латгале, но и из других частей Латвии. Люди едут очень интересные, всех радует уровень и качество оказываемых услуг. Могло бы быть больше посетителей? Конечно могло, но я не хотела бы. Когда идет непрерывный поток гостей, то рано или поздно происходит снижение уровня оказываемых услуг, накапливается усталость. Поэтому я рада, что гостей было столько, сколько их было. Работа должна приносить радость и удовлетворение, а не усталость и выгорание.



Скажу Вам честно, я не ожидал встретить в Кастулинской волости такого позитивно настроенного человека, как Вы!



Конечно, есть и проблемы. Вот у нас поселок ночью не освещается. И если летом это практически не ощущается, то зимой уже после 4 часов наступает темнота, свет только в окнах домов. Конечно, в нашей волости живут настолько светлые люди, что им хватает собственного света, чтобы жить, работать и быть счастливыми. Но хотелось бы, чтобы освещение все-таки было, чтобы можно было вечером прогуляться перед сном, теперь зимой прогулка не получится. Зато выглядит Прежмале очень хорошо, это отмечают и наши гости: все прибрано, трава скошена, все ухожено. Некоторые даже называют наш поселок «городком», что очень приятно. Нам есть к чему стремиться. С другой стороны, сейчас пенсионерам очень непросто, многим ведь получать пенсию нужно на почте в Аглоне (это ближайшая к нам почта). А туда нужно еще доехать.



Как я понимаю, Вы одновременно и хозяйка, и шеф-повар, и ведущая мероприятий, и массажист. Как можно всё успеть?



Ну это же все не одновременно происходит! У меня многие спрашивают, как я все успеваю. С Божьей помощью, по-другому и не скажешь. Я ведь не делаю ничего такого, что бы мне не доставляло удовольствия. Я делаю только то, что делать умею профессионально и хорошо. Поэтому все успеваю. Сама иногда удивляюсь. Я вот думала раньше, где же я возьму себе работников? Девочки, которые работали у меня два лета подряд, закончили школу и уехали учиться в Ригу. Но на их место пришли другие, всё происходит так, как нужно, как должно быть.



Спасибо большое, Карина! У Вас очень уютно и красиво. Успехов Вам во всех начинаниях.



Прощаться Карина не собиралась, провела экскурсию по гостевому дому. Нужно сказать, что уровень предоставляемых услуг очень высок. Прекрасные номера, современный интерьер ресторана, великолепная терраса и летняя зона отдыха. Всё выше всяких похвал. Договорились о сотрудничестве в будущем. Радостно, что в нашем крае есть такие гостевые дома и рестораны!



Последний наш визит – к начальнику филиала «Крастини» Государственного центра социального ухода «Латгале» Игорю Рещенко. Встреча состоялась в доме Игоря, который мы нашли не сразу. Но нашли. Хозяин встретил нас во дворе, располагаемся в удобных креслах, включаю диктофон.



Спасибо, что согласились поговорить, Игорь. Расскажите, как повлияла территориальная реформа на Вашу работу? На жизнь волости?



Десять лет назад, когда нас разъединили, в Латвии из 33 пансионатов осталось только пять. Мы структура государственная и, наверное, слава Богу, от самоуправления мы не зависим. Так что территориальная реформа нас никак не коснулась. Так что я скорее могу говорить о переменах, связанных с территориальными изменениями как житель волости. Так вот, по большому счету ничего не поменялось. Были периферией одного края, стали периферией другого. Когда объединялись, была надежда, что менталитет населения волости ближе Краславе, чем Аглоне, население которой более национальное. Были свои шероховатости и за десять лет они так и не сгладились. А теперь сказать, что мы нашли своё и у нас теперь всё хорошо, мы не можем. Проблемы остаются прежними: дороги, школы… А социальная стороны в Аглонском крае была лучше. Там был свой пансионат и если кто-то из жителей волости нуждался в услугах пансионата, то волость покрывала все расходы. Сейчас я не знаю, есть ли в Краславе подобное заведение. Вот уже больше года я не имею отношения к самоуправлению, до прошлых выборов я был депутатом Аглонского края. Повторюсь, я не могу сказать, что есть какие-то перемены к лучшему. Но хуже тоже не стало. Как жили, так и живем. А я считаю, что независимо ни от чего, если ты не хочешь жить хорошо, ты не будешь жить хорошо. Это выбор каждого из нас. Реформа начиналась, когда я еще был депутатом и мы старались, чтобы нашу волость не включили в Прейльский край, хотели вернуться к Краславе. Задумка была правильная. Не знаю в чем «камень преткновения», может пандемия, может что-то другое. Большой край – это большие возможности, больше ресурсов, больше можно сделать. Может быть, если бы не кризис, накрывший не только нас, но и весь мир, было бы все иначе. Не скажу лучше или хуже, но иначе. «Воду» можно лить сколько угодно. Никто не скажет как бы было. Кричать о том, что все плохо после объединения, можно. Можно кричать, что все хорошо? Тоже можно. Каждый имеет право на свое отношение к происходящему.



О проблемах с дорогами и транспортом говорили все. А Вы видите какую-то перспективу?



Был Краславский район, можно было легко добраться до центра, но нельзя было нормально вернуться. Вот с тех пор ничего не поменялось. А что касается перспектив… Есть закон экономики: нет людей – нет развития, нет бизнеса. У нас можно работать только на экспорт. Это не значит что-то производить и куда-то отправлять. Хотя можно и так, но нет ресурсов для производства. Единственная возможность для нас – экспорт услуги – туризм. Единственная возможность, потому что здесь очень мало людей, но есть природные ресурсы, которые могут заинтересовать. Другого просто не дано. Детей мы не нарожаем. Я, например, выдохся. (Смеется) Так что людей больше не станет, оборота денежной массы не будет. Рига – да! Они могут в своей каше вариться сколько угодно долго. Там зарплату получил, там же и потратил. А у нас? В Приежмале получаем зарплату, несколько процентов оставляем в своих магазинах, остальное тратим в Даугавпилсе, в Прейли, в интернете. Деньги снова уплывают куда-то… Я был председателем Аглонской думы, я хорошо знаю, что помочь напрямую бизнесу на местах нельзя. Можно по возможности улучшить инфраструктуру, хотя в этом случае ресурсы ограничены, построить все дороги нет возможности. С горем пополам удалось кое-что заасфальтировать у Стывриней. Они развиваются, им необходимо было помочь. Что касается школы, то увы… Скорее всего, она работает последний год. И не важно какое начальство: плохое или хорошее. Просто её не для кого содержать. На этот год мы её отвоевали. Но! При таких ценах на топливо… Я не знаю, как должно разорваться самоуправление, чтобы всё это содержать. Я не знаю, как решить эту проблему и не хочу её решать. Я решаю свою проблему с отоплением, дома. Себя я теплом обеспечу. Так что перспективы… Ну не сможем мы сделать здесь крупного производства. Не будет здесь ни металлургического комбината, ни производства мобильных телефонов. Потому что работать будет некому. А то что люди, особенно молодежь, уезжают – это понятно. Все хотят жить лучше. И не завтра, а сегодня. Учатся, едут, зарабатывают, приезжают в гости.



Грустно…



Я не считаю, что это грустно. Это так, как есть.



Спасибо, что нашли время поговорить!



На такой грустной ноте наша экспедиция в Приежмале закончилась. Что ж, начали за здравие, закончили… Нет, нельзя сказать, что закончили плохо. По-прежнему убежден, что Кастулинская волость очень «живая», а люди здесь в основном живут позитивные и оптимистичные. У каждого есть право на собственное мнение. Говорят, что «сколько ни тверди «халва», во рту слаще не станет». Неправильно говорят. Станет. Потому что миром правят оптимисты, они же и вертят нашу планету. Кризисы проходят, мы остаемся. В чем я могу полностью согласиться с Игорем Рещенко, так это с тем, что если мы сами не хотим жить хорошо – мы не будем жить хорошо. Предприимчивость – то чего не хватает многим. Потому что ожидать, что «прилетит волшебник» бессмысленно и глупо.



Андрей Якубовский.



Фото автора.



На фото: здание старой школы – господский дом имения Эйсбахова.



 

Фото дня

Календарь


Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Проекты

Конкурсы

Именины

  • Sarmīte, Tabita

Партнеры

  • Latvijas Reitingi