Андрей Маслов: хочу открыть школу-интернат

img

Смешанные единоборства, а если перевести название этого вида спорта точнее – смешанные боевые искусства, древнейшее из состязаний мужчин. Поединками воинов развлекали себя Египетские фараоны, кулачные бои и панкратион были любимыми публикой видами олимпийских соревнований, гладиаторы – звезды древнего Рима. Сегодня смешанные боевые искусства не менее популярны, чем в древности. Залитые светом арены Лас-Вегаса – мечта десятков или даже сотен тысяч бойцов. Путь к заокеанским боям, гонорарам и всемирной славе начинается в спортивных клубах всех крупных городов мира. Дорогу к мечте помогают осилить особенные люди, которые остаются за пределами «клетки», но всякий раз «бьются» вместе со своими воспитанниками, переживают поражения, радуются победам. В Латвии бойцов ММА готовит и наш земляк из славной спортивной династии Масловых – Андрей, основатель собственной спортивной школы, представитель Ассоциации бразильского джиу-джитсу «Gracie Barra» в Латвии.

В эпоху всевозможных ограничений наша встреча могла состояться только в виртуальном пространстве. Мне повезло, что Андрей только вернулся из Украины, где его воспитанник успешно выступил на турнире. Положенный карантин для деятельного тренера обернулся вынужденным «простоем» и свободным временем, чем я и воспользовался. Очень мне было интересно узнать, как становятся наставниками бойцов смешанных боевых искусств.



Расскажи, Андрей, с чего начинался твой путь в профессию.



Все начиналось в начале 90-х годов, в смутное время, когда никто не знал как жить дальше, что делать, кем быть. Я сдал экзамены после 8 класса, в голове была полная неопределенность и туман. Родители настояли, чтобы я получил профессию, которая давала бы какую-то базу и уверенность. Даугавпилсский техникум железнодорожного транспорта такую возможность давал. Закончил я это учебное заведение, наверное, был единственным студентом, которому больше нравились гуманитарные предметы. Несмотря на то, что я с трудом представлял себе где генератор, где карбюратор и как они работают, во время практики на Локомотиворемонтном заводе меня назначили мастером. Я так вжился в эту роль, развил такую кипучую деятельность, что мне предложили остаться работать на заводе. Отказался. Получил диплом и стал думать: учиться дальше или не учиться. Образование тогда особо не ценилось. На рынках торговали лосинами и свитерами с надписью «BOYS» дипломированные педагоги, инженеры, экономисты и юристы. И я пошел в армию, потому что так и не придумал, чем мне заниматься.



В армии я столкнулся с новым миром. Через два месяца «учебки» меня выпустили на два дня домой. Я ехал в трамвае и наслаждался жизнью. Смотрел на деревья, на людей и думал, что никто даже не подозревает о том, какое это счастье просто ехать в трамвае. А потом мы с другом пошли в увольнение, пили растворимый кофе и ели один «сникерс» на двоих. Счастливее нас никого на свете не было. Многие сегодня жалуются на жизнь только потому, что сравнить не с чем. Попробуй сменить картинку, сразу поймешь, что все не так уж и плохо у тебя было. После армии я остался в Риге.



Я все жду, когда ты начнешь рассказывать про спорт…



Спорт в моей жизни присутствовал всегда. Мой дедушка был первым директором Краславской спортшколы, отец – учитель спорта, директор школы. Я занимался легкой атлетикой. Хотел заняться борьбой, но дальше нескольких тренировок дело тогда не пошло. Потом поехал учиться в Даугавпилс. Там я понял: чтобы ходить на дискотеку в какой-нибудь Дом культуры железнодорожников, легкой атлетики мало. Единственное преимущество – можешь быстро убежать. Пошел на бокс. На первой тренировке меня научили ходить, на второй хорошенько отдубасили, чтобы лишняя кровь вытекла… Тренер мне говорил, что в год к нему приходит человек 700, остаются единицы. Я задержался на полгода. За это время на дискотеках города почувствовал себя увереннее: все знают, что ты занимаешься боксом, знаешь тех, кто занимается боксом. В армию пошел уже как боксер. Тоже большой плюс! Во время службы мы занимались и дзюдо и вольной борьбой. Наставники у нас были замечательные. Вот тогда я и увлекся смешанными единоборствами. Через полтора-два года начал выступать на соревнованиях. Первым был кубок «Будо» по рукопашному бою, провел четыре поединка, один выиграл, в трех огреб по полной программе. Домой шел с распухшей головой, дипломом, совершенно счастливый. Вот с этого все и началось.



Четыре боя за один день?



Раньше так было. Сейчас, когда есть социальные сети, о твоих победах быстро узнают. А тогда тебя знали только твои соперники и тренеры. Слава была чем-то личным, не для всех. Мама и папа знали, говорили: «Что ж ты делаешь?! Зачем тебе это надо?!»



Сейчас ты тренируешь и детей, и взрослых, и профессионалов, и любителей. Что по-твоему заставляет людей заниматься смешанными единоборствами? Что заставляет входить в клетку?



Можно ведь заниматься, например, фигурным катанием. Там тоже все непросто, но там нет такого жуткого стресса. Люди освобождают свою агрессию? Справляются с высоким уровнем тестостерона? Ведь твои подопечные тренируются каждый день, а то и по нескольку раз в день… Мои спортсмены, такие как Александр Чижов и Даник Весненок, более года тренируются по два раза в день. Это профессиональный подход. Они только этим живут, только этим занимаются. Сам в профессиональный спорт не пошел, хотя предложения поступали. Я работал на двух работах, учился в институте и успевал тренироваться. Совмещать все это сложно, практически невозможно, если у тебя слабая мотивация.



Если выбираешь смешанные единоборства – ты выбираешь боевое искусство, а искусство – это творчество. В спорте тяжело везде. Надо работать, надо себя заставлять, надо двигаться вперед. Все ради того, чтобы чего-то добиться. Почему это нужно спортсменам? Я не знаю. Самолюбие? Амбиции? Детские комплексы? Мотивация – индивидуальное дело. Может быть это даже грех хотеть быть лучше всех, чтобы о тебе все говорили. По большому счету никто не знает, что движет человеком, часто он сам не может этого объяснить.



Меня мотивировала возможность куда-то поехать, увидеть что-то новое. Мне говорили: «Не хочешь в Японию съездить?» Я отвечал: «Хочу!» Вот это была цель, к которой стоило стремиться. Я прилетал на турнир, дрался, но у меня было время и для прогулки по Токио, для посещения музеев и других интересных мест. Вот это мне нравилось, несмотря на то, что за такую поездку приходилось дорого платить: тренировки, здоровье, стресс.



Профессиональный спорт – дорогое удовольствие. Спортсмену нужен тренер, продюсер, врач… Твои профессионалы откуда берут деньги на все это?



Все начинается с увлечения. Саша Чижов сначала занимался в другом клубе, потом уже попал к нам, Даник Весненок тренируется у нас с 16 лет. Они пришли к нам, как «спортивные эмбрионы», каких приходит много. Потом через время – зарекомендовали себя, сложилась хорошая спортивная репутация. В какой-то момент они заявили, что хотят тренироваться профессионально. Сначала я встречался с родителями Саши и Даника. Объяснял, рассказывал, убеждал. Первое дело – поддержка семьи и тренера. С этого все начинается, без этой поддержки ничего не получится, по крайней мере я с таким не встречался.



Дальше начинается тренировочный процесс, соревнования любителей. Одна победа, вторая, третья. О подающем надежду спортсмене начинают говорить, на него обратили внимание. Потом пригласили на большой турнир, где он также показал себя хорошо. Еще турнир… И вот он уже маленькая городская звезда. Снова тренировки, соревнования, турниры. Если результаты хорошие – приходит известность в стране. Вот на этом этапе появляются спонсоры. Например: профессиональный фотограф предлагает тебе бесплатную фотосессию, студент-режиссер предлагает снять о тебе короткий ролик (дипломную работу) … Дальше-больше. В клубе, возможно, занимается врач, владелец собственной клиники, массажист, реабилитолог… Так постепенно вокруг успешного спортсмена складывается команда, которая работает на бесплатной основе, только из желания помочь.



Следующий шаг – профессиональные турниры, где платят за участие, за победы. Но даже если приз кажется солидным, то оборачивается это все весьма скромным вознаграждением. Профессионалу нужен дом, нужна машина, нужно оплачивать услуги своей команды. Это уже совсем другой уровень, конечно, но миллионерами становятся единицы везунчиков.



Мы пока на стадии волонтерства, бескорыстной помощи, поиска спонсоров. Подпитка должна быть постоянной, а не от случая к случаю.



Пандемия – серьезное препятствие в вашей работе?



Ну а что пандемия? Я всегда говорю своим ребятам, что каждое препятствие – это новая возможность. Бегать можешь? Можешь! Подтягиваться можешь? Можешь! Почему же ты за этот год не стал подтягиваться 40 раз? Всё это природная лень. Профессионалы же занимаются в залах официально. Но чтобы получить в спорте статус профессионала, нужно его заработать, заслужить. 



Вот мы сейчас поехали в Украину на турнир. Ковид-паспорта, справки, тесты здесь, тесты там, нервотрепка. Но возможность есть всегда!



Ты оптимист!



Я реалист. Ограничения не мешают мне улучшить физическую форму, как никто мне не помешает начать смотреть мультфильмы на английском, чтобы изучать язык. Мне без английского никак нельзя. Часто бываю за границей, и школьного уровня, конечно же, не хватает. Что или кто мне мешает? Какая разница где я – в Краславе, в Риге – лес или парк для занятий спортом можно везде найти. Интернет дает вообще безграничные возможности. Любая библиотека у тебя дома. Но многие ли этим пользуются? Нет.



Да уж, «отмазка» сейчас появилась железная!



Это точно. Раньше самому приходилось эти отмазки придумывать, а теперь и придумывать не нужно. Все как всегда: начну с нового года, с понедельника, с 1 числа…



Когда ты сам начал тренировать других?



Вообще, я всегда где-то в глубине души этого хотел. Но уверенности не было. Все произошло случайно. Кто-то порекомендовал меня группе, которая снимала зал для занятий смешанными единоборствами. Я позвонил, оказалось – мои знакомые, начались тренировки. Это было десять лет назад. Нужно было учиться, нужны были семинары, нужны были новые знания и умения. На тот момент у меня уже было три разных образования, и я думал, что больше учиться не буду никогда.



Рассказывай, где учился?



После армии пошел работать, потом поступил на Юридическое отделение Латвийского бизнес-колледжа, юридическое образование продолжил в университете Страдиня, потом взял паузу. А после пошел на тренерские курсы в Спортивную академию. Девять месяцев насыщенной учебы. Анатомия, латынь… А еще я учился у Натальи Аболы на курсах журналистики. Двадцать лет назад вдруг понял, что я могу стать вторым Познером. Отучился несколько месяцев, ушел, когда нужно было снимать сюжеты, монтировать, обрабатывать. Не моё, хотя интересно и совсем непросто. Пробовать нужно себя везде, где только можно! Сегодня у нас столько самых разных возможностей. Занимайся чем хочешь, когда хочешь, с кем хочешь. Главное – желание. Все остальное – отговорки и пустые оправдания лени.



А есть ли у тебя какое-то увлечение за пределами спорта. Тебе ведь тоже нужно отвлекаться от своей основной деятельности.



У меня есть только один выходной – воскресенье. Кардинальная перемена в моей жизни произошла, когда у нас в семье родился ребенок. Скоро ему исполнится два года. Если жена куда-то уезжает, я остаюсь и за маму, и за папу. Это нелегко, я теперь очень хорошо понимаю мамочек, которых очень уважаю. К счастью, живем мы за городом. Квартиру я продал, купил кусок земли, на котором уже посадил дуб, хочу построить дом, что-то уже предпринимаю в этом направлении. Хочу и огород разбить, и скворечники повесить… А еще мечтаю основать фонд или открыть хорошую спортивную школу-интернат, в которой я бы мог помочь обделенным детям найти себя, вырасти хорошими людьми. Одноразовые акции – мячик купить, тренировку провести, деньги перевести – это тоже важно. Но у детей, которые лишены родительской опеки, которые столкнулись с серьезными личными проблемами, должен быть наставник. Я хочу помогать, я могу помочь, я знаю как. Я уверен, что контакт с детьми и подростками должен быть непрерывным и постоянным. К нам часто приходят парни 15-16 лет в клуб. Начинают тренироваться, но большую часть жизни проводят на улице. Рано или поздно улица их перетягивает и тогда начинаются проблемы: наркотики, воровство и т.д. Вытянуть их с улицы практически невозможно, если у клуба нет соответствующих ресурсов. Благодаря помощи организации «Хорошие люди», в прошлом году нам удалось двух девочек из Краславского приюта устроить в спортивный лагерь. Уже это – большая удача.



Но ведь и спортсмены иногда связывают свою жизнь с криминалом?



90-е остались позади, сейчас другое время, здравомыслящий человек никогда свою жизнь с криминалом связывать не станет. У спортсменов есть другая проблема. Все они люди темпераментные, эмоциональные. Случается всякое, особенно в общественных местах, ссоры, драки. Теперь ведь есть особая категория людей, которые провоцируют спортсменов, а потом требуют с них компенсацию. А вообще большой спорт сейчас – это большой бизнес. Если ты постоянно попадаешь в неприятности, связываешься с криминалом и т.д., то ты должен быть готовым к тому, что твоя карьера в спорте закончится очень быстро. Тебя, например, не пустят в США, где ты не сможешь принять участие в главном поединке своей жизни, даже если ты показываешь выдающиеся результаты.



Ты прав, большой спорт – это бизнес. Там, где бизнес – там деньги. Там где появляются большие деньги, там начинаются недоразумения, иногда скандалы и откровенно некрасивые вещи, которые портят отношения. Можно ли избежать этого, сохранив все лучшее, что есть в спорте?



Если человек приличный, то подобных недоразумений не происходит. Но соблазн велик. Топовый спортсмен – это всегда звезда. Внимание, ажиотаж, деньги, телевидение – все это кружит голову. Трудно удержаться, чтобы не расстаться с той командой, которая была с тобой с самого начала. Я не жду никаких гонораров в будущем. Если мой боец решит поделиться призовыми за победу в крупном турнире – спасибо ему, если нет – ничего страшного. Мне интересен сам процесс превращения моего спортсмена в чемпиона. Но мы пока о деньгах не думаем. В нашем спорте все относительно. Годами спортсмен не получает ничего, живет благодаря поддержке семьи и небольших заработков где-то и как-то. И даже если он получит приз в сто тысяч один раз в десять лет, то это совсем небольшие деньги. Имея хорошую работу в Риге за десять лет можно накопить на квартиру, на машину. А спортсмен все десять лет тренируется, не считаясь ни с самочувствием, ни с тратами на поездки и проживание в странах, где проходят турниры.



А что за жизнь ожидает спортсменов после завершения профессиональной карьеры?



Тем более, что карьера в смешанных единоборствах может закончиться достаточно быстро и неожиданно… Дальше… Я не знаю. Может «танцы со звездами» или шоу «голос». Не знаю, все зависит от того, насколько успешно человек может адаптироваться в реальном мире. Я всегда говорю своим ребятам, что они должны жить так, как будто никакого профессионального спорта в их жизни нет. Нужно постоянно думать о том, кем быть после завершения карьеры. Тренер или менеджер по продажам – я не знаю. Но план должен быть обязательно! Я тебя уверяю, если кто-то из моих ребят имеет какие-то достижения в спорте – голова у них работает отлично. Конечно, психологически нелегко менять жизнь, особенно если достижения были выдающимися. Спускаться с небес на землю нелегко. Но так же тяжело и подняться с земли на небеса. Сегодня мои ребята готовы перейти на другой уровень, принять участие в большом турнире. Нужно много работать, их должны заметить…



Скажи, а тебе самому не хочется зайти в клетку?



Иногда такие бредовые идеи посещают перед сном (смеется). Но это не моё. Я сам как профессионал не выступал. Конечно, прикоснуться к большому спорту мне удалось, поездил по «шарику». Предложение перейти в категорию профессионалов поступали. Но, то ли амбиций не хватило, то ли что-то еще… Одним словом, я остался по ту сторону клетки, взяв на себя роли тренера и секунданта.



Я не открою тебе секрет, если скажу, что для многих смешанные единоборства практически неотличимы от банальной драки. Что ты можешь на это ответить?



Драка всегда спонтанна и почти всегда бессмысленна, лишена правил, чаще всего «пьяная». И нет в ней ничего ценного, один кураж и глупость. Напились, подрались – всё. Смешанные единоборства – это боевое искусство. Боец ММА узнает о бое за два-три месяца. Он готовится, изучает сильные и слабые стороны соперника, активно тренируется, «сушит» вес, проходит психологическую подготовку, сидит на строгой диете. Это другой уровень, просто так в клетку никто не заходит, к этому нужно подготовиться. Каждый бой – важен! Каждая победа – шаг к мечте. И соперники всегда бьются всерьез. Боевое искусство, по-другому никак.



Спасибо, Андрей за беседу и удачи!



Когда интервью было готово, я прочитал пост профессионального боксера в ленте фейсбука. Представьте себе, он не смог принять участие в поединке, к которому долго и серьезно готовился: анализ на COVID-19 оказался положительным. Анализ в другой лаборатории дал отрицательный результат. Но самолет уже улетел, а в поединке принял участие другой боксер. Можно себе только представить, что пришлось пережить спортсмену… С другой стороны, я уверен, что он быстро восстановится и начнет все сначала: тренироваться, готовиться, работать. Потому что если ты выбрал профессиональный бокс, значит ты сильный во всех смыслах, никакой вирус не должен выбить тебя из седла.



Андрей Маслов умеет добиваться своего. Я уверен, что он и школу-интернат откроет, и со своими бойцами в Лас-Вегасе побывает не раз. Остается только «скрестить пальцы» и пожелать ему успехов. У человека, который на своём месте, все должно получиться!



Андрей Якубовский.



Фото из архива Андрея Маслова. 



 

Фото дня

Календарь


Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Проекты

Конкурсы

Именины

  • Leokādija, Leontīne, Ligija, Lonija

Партнеры

  • Latvijas Reitingi