Асуне: уют, отзывчивые люди и… тишина

img


Всякий, кто бывал в Асуне первым делом, отмечал особую атмосферу: уют и гармония, покой и тишина. Впрочем, не всегда. Я бывал на волостных праздниках и концертах, которые проходили весело и интересно. Теперь мы приехали сюда в обычный будний день. Солнечный и очень тихий день…

Асунская волость была образована во времена Первой республики, она никогда не была крупной, но и мелкой её тоже тогда назвать было трудно. Площадь Асунской волости в 1935 году была 213 квадратных километров, теперь в три раза меньше – 78 квадратных километров. Население же волости сократилось… Оно очень сильно сократилось, в этом Асуна не отличается от многих других волостей.



Здесь родились Константин Раудиве, известный психолог и парапсихолог. Прославился своими экспериментами по фиксированию «тишины», в которой можно расслышать звуки потустороннего мира; Петерис Лауринович, известный священнослужитель, профессор-теолог; Модест Трепш – художник, работавший с кожей; Рихард Кондратович – академик, биолог, знаменитый селекционер.



В 1939 году поселок пережил большой пожар, в результате которого 8 семей остались без крыши над головой, а 14 строений сгорели дотла. Пожар уничтожил волостной архив и фонды волостной библиотеки. Только с помощью пожарной бригады из Дагды и ветра пожар удалось потушить, а остальные строения не пострадали.



Сегодня в Асуне тишина. Ухоженный, очень уютный поселок: новый Народный дом, отличная спортивная площадка, спортивный зал, прогулочные тропы, эстрада, детские площадки. Возле здания волостной администрации хлопочут работницы: подметают, ухаживают за клумбами… Рядом здание школы, увы, но уже бывшей. Здесь работает дошкольное образовательное учреждение, детский сад, другими словами. Слышны детские голоса, но я отправляюсь на встречу с главой волостного управления, с Жанной Айшпуре, чтобы поговорить о том, чем волость живет сегодня.



Итак, Жанна, прошел год, как мы живем в большом Краславском крае, объединившем Краславский, Дагдский и часть Аглонского краев. За это время вы почувствовали изменения? Что изменилось? В хорошую ли сторону?



- Ну какие у нас перемены… Путь к депутатам краевой думы, к краевой администрации стал длиннее. Раньше у нас был исполнительный директор, с которым мы решали все вопросы, при необходимости он обращался к депутатам думы. А сегодня мы обращаемся к руководителю Дагдского объединения городской администрации и волостей, руководитель объединения связывается с исполнительным директором краевой думы в Краславе, а потом уже наши просьбы и заявления рассматривает дума. Такая у нас теперь структура. А в остальном в нашей работе практически ничего не поменялось.



А поддержку вы чувствуете от администрации или думы нового края?



- Ну мы по-прежнему живем на свои деньги, как говорится. В этом году денег нет ни у кого, и не будет. Поэтому трудно понять, есть ли эта поддержка, или её нет. Все так резко подорожало и продолжает дорожать, что одинаково трудно всем.



А с чем связаны самые большие проблемы?



- Да я не могу сказать, что у нас есть какие-то большие проблемы на сегодняшний день. Занимаемся закупкой дров, у нас два многоквартирных дома, отапливать нужно и здание волостной администрации, детский сад, библиотеку. Все идет по плану, поэтому я не могу сказать, что у нас есть проблема, которую нужно срочно решать.



Значит острых проблем нет?



- Да нет, все решаем потихоньку. Тракторок купили, чтобы траву косить. Окна поменяли у нас на втором этаже, там где центр Константина Раудиве. Конечно, к концу года, возможно, мы будем ощущать нехватку денег. Потому что и дрова закупаем дороже, чем предполагали, электричество обходится дороже, топливо для покоса обходится дороже. Но пока мы нехватки не ощущаем. Хотя теперь, конечно, приходится трижды подумать, прежде чем что-то крупное покупать. В остальном мы работаем, как прежде. Вот что мне больше всего не нравится, это различные административные структуры в разных частях края. Я считаю, что так не должно быть. Надо как-то стремиться к единой системе управления. Взять хотя бы вопрос о бухгалтериях. Когда-то бухгалтер был в каждой волости. Какие-то финансовые вопросы можно было решать оперативно и на месте. Потом в Дагдском крае бухгалтерию создали единую. Поначалу, конечно, было очень трудно. Сейчас привыкли. Но непонятно, почему мы живем в разных системах, если у нас край один?



Сколько человек сейчас проживает на территории волости?



- Декларированы 420 человек, но это официально, с учетом и тех, кто живет и работает в других местах. Фактически еще меньше. Молодежи у нас нет. Зато спортплощадка у нас отличная. Была одна многодетная семья, переехали из Литвы. Вот они активно ей пользовались. Потом они выехали. Теперь мы ухаживаем за нашим стадионом, регулярно обкашиваем, но он больше никому не нужен. В этом году на спортивной площадке не видела ни одного ребенка или взрослого человека. Детей у нас немного, в Дагдскую школу на волостном автобусе едет 14 или 15 человек.



Какие прогнозы? Что будет через пять, через десять лет?



- Со временем волости нужно будет объединять. Когда-то, лет 18 обратно, мне рассказывали, что в Финляндии вдоль границы пустота. Наверное и мы пришли в этому. Остались только старики. А если кто-то и приезжает, то через год-два уезжают. Покупают дом, пытаются как-то жить, но быстро разочаровываются. Только те, кто живет у нас постоянно, люди старшего поколения, пожилые, те живут. Если есть работа, если хорошая пенсия, земля… Конечно, есть у нас и большие крестьянские хозяйства, но проблемы есть и у них: они не могут найти себе работников, даже в сезон. Работать некому. Наш шофер, например, каждый год в отпуск уходит в августе, чтобы месяц поработать на комбайне в крупных хозяйствах. И техника вроде есть, современная, эффективная. А специалистов нет вообще. Да и волости время от времени необходим тот или иной специалист, так тут надо хорошо подумать, где его взять. В этом году, по программе трудоустройства подростков на время летних каникул, нам выделили две полные ставки, мы их разделили, чтобы трудоустроить четырех ребят. Так я вам скажу: двоих я пока еще не нашла. Две девушки, которым я предлагала, отказались. Так и остаются пока эти места вакантными.



С кем бы еще вы посоветовали нам поговорить?



- Я даже не знаю. Я попросила нашего библиотекаря сегодня выйти, может быть с ней. А так… Знаете, всё у нас вроде есть: народный дом, спортивный зал, детские площадки, парки, стадион, «тропа любви», у волости есть квартиры, их можем предложить. И расположены мы недалеко от Дагды, и дороги вроде привели в порядок. А людей все меньше…



Спасибо, что нашли время побеседовать!



Библиотека Асунской волости расположена в том же здании, поэтому искать её не пришлось. Встретила меня Анна Воеводска, заведующая.



Большое спасибо, Анна, что согласились с нами поговорить. Насколько большой у вас фонд?



- Более пяти тысяч книг. Читателей немного – 86. Но все они посещают библиотеку регулярно. Заходят люди, чтобы воспользоваться интернетом или распечатать что-то. Бывает в день до десяти посетителей, бывают дни, когда никто не зайдет.



Изменилось ли что-то в жизни библиотеки после территориальной реформы?



- Не могу сказать, что какие-то перемены нас коснулись. Все это время мы много учились. Теперь у нас электронный каталог, книги выдаем по штрих кодам. Сотрудничество с Краславской библиотекой всегда было активным и очень полезным. Сотрудничали мы с руководством библиотеки, с методистами, с отделом комплектации. Книги нам предлагают регулярно, как из Рижского депозитария, так и новые книги, нас хорошо поддерживает Дагдская библиотека. Четыре раза в год к нам приезжают представители издательства «Вирья». Другими словами наш фонд регулярно обновляется.



Анна, вы собираете исторические материалы о волости?



- Конечно. У меня есть несколько таких папок. Материалы об истории волости, о людях, об истории колхоза. Кто-то говорит, что материалы советского периода не нужны совсем. Но я считаю, что без прошлого нет будущего. В этом году, в рамках волостного праздника 6 августа мы будем отмечать 75-летие нашей библиотеки! Поэтому я сейчас собираю сведения обо всех заведующих нашей библиотеки. Работы теперь много. Встречаюсь с людьми старшего поколения, расспрашиваю.



А с кем бы из интересных людей вы нам посоветовали бы поговорить?



- Трудно сказать. Не знаю даже. Старики не очень-то идут на контакт. Кто-то болеет, у кого-то другие причины. А посоветую я вам Анну Малиновску. Давайте даже созвонюсь с ней сейчас.



Спасибо большое!



Анна набрала номер телефона, долго уговаривать не пришлось. Уже через пятнадцать минут мы встретились в читальном зале библиотеки. Итак…



Анна Малиновска, учитель математики на пенсии. Родилась в Асунской волости, закончила здесь школу, затем училась в Дагде. После получения среднего образования поступила в Лиепайский педагогический институт, получила диплом и по распределению была направлена в Мадонский район, затем работала в Гулбенском районе, затем в Смилтене, в Елгавском районе. На пенсию Анна вышла будучи учителем математики Огрской государственной гимназии. Богатая биография была связана то с жилищными условиями, вернее с отсутствием нормального жилья, то с семейными обстоятельствами, то с состоянием здоровья. Учитель математики, заместитель директора по воспитательной работе, завуч… Путь настоящего учителя. Заканчивая рассказ о себе, Анна добавила:



- Купила я дом в Асуне и переехала. Думала об отдыхе, о том, что теперь все будет у меня по-другому. С тех пор живу здесь. Долгий рассказ у меня получился.



И как вам живется на малой родине?



- Что тут скажешь… По сравнению со многими пенсионерами у меня очень хорошая пенсия. Конечно, годы летят. Как только приехала сюда, сил у меня было много, всё делала сама. Теперь не так. Как мне говорят коллеги из Огре, которые часто приезжают ко мне в гости: «Делай то, что можешь делать. Если чего-то не можешь – не делай, кто бы что ни говорил». Вот так я и живу теперь. Когда уходила на пенсию, директор гимназии, моя хорошая подруга, сказала мне: «Ты только никуда не лезь. Сиди дома, помни: ты на пенсии!» Прошло пару месяцев, она мне звонит и первым делом спрашивает: «Ну, куда ты уже успела влезть?» А ей честно отвечаю: «В церковь». Работы там больше, чем я думала. У меня часто спрашивают: «А кто ты там?» А я и не знаю, что ответить. Делаю, что могу. Если не могу, прошу других. Сейчас там большой ремонт, покраска наружных стен и фасада. Работы и правда много. Иногда я дома что-то не успеваю сделать, потому что занята в церкви. Что могу – делаю сама. Есть люди, которые охотно идут на помощь, есть такие, кто не идет. Как-то движемся вперед. А вообще я очень довольна тому, что переехала из города в деревню. Я часто думаю, что бы я теперь делала в городе? С этими ценами, с этими коммунальными платежами? А теперь у меня все в порядке, дровами я запаслась. Жизнью почти довольна. Почти, потому что все-таки сама я не все могу сделать.



А люди вокруг? Активные или наоборот?



- Кто как. Как и везде на селе: да-да, конечно, но всегда в центре бутылка. А для меня это неприемлемо. Поэтому сколько могу – делаю сама. И спасибо тем, кто отзывается и помогает. Ну и не все же я работаю. Я много читаю. Когда-то для меня был главным театр. В свое время я побывала на всех спектаклях в рижских театрах. А теперь главное для меня – чтение. Я книги беру в трех библиотеках: в Асуне, в Дагде, в Кепове. В моей личной библиотеке тоже около 600 книг. Чтение мне очень помогает. А еще я выписываю газеты нескольких краев. Читаю, могу сравнивать… Я люблю статьи связанные с культурой, интервью с поэтами, писателями, репортажи с культурных мероприятий. Читать о рыбалке или о местных событиях, связанных с обычной жизнью, мне не интересно.



Спасибо, что согласились побеседовать!



Выслушав завуалированную критику в свой адрес, я отправился к настоятелю Асунского храма, чтобы завершить разговор о жизни в волости. Без этой беседы полной картины жизни просто не может быть. В этом я уверен. Ехать пришлось в Робежниеки, отец Павел Туронок в этот день служил в тамошней церкви. Священник встретил нас на церковном крыльце, здесь же и побеседовали.



Отец Павел, расскажите, чувствуются ли какие-либо перемены в жизни Асунской общины после территориальной реформы? Люди сейчас вообще редко ходят в церковь, к сожалению. В чем причина по-вашему?



- Вы правильно сказали, сейчас, после разгула пандемии, мы видим в церкви немного прихожан. Сейчас ведь можно принять участие в Службе не выходя из дома. Тут помогает и радио, и телевидение, и интернет. Было бы желание. Люди за это время привыкли к тому, что из дома лучше выходить поменьше. Так думают многие, не только те, кому болезнь не позволяет идти в церковь. Часто прийти в церковь мешает самая обыкновенная лень. Но так было и раньше. Просто теперь мы можем видеть, кто по-настоящему верующий человек, а кто не по-настоящему. Это время показало нам, кто с Богом, а чей путь к Богу еще не закончен, кому еще предстоит найти этот путь. Урегулировать свои отношения с Богом. Одно дело верить, сидя на мягком диване. Совсем другое – зимой, в нетопленном храме, когда температура внутри до минус 15 градусов. Тут совсем другая вера… Это личное дело каждого. Никто не может насильно привести человека к Богу. Но у нас это не единственная проблема. Я однажды спросил у прихожан: «Кто хочет получить благословение Божье? Кто хочет, чтобы Господь защищал? Спас?» Никто не признался, что не хочет. Все сказали, что хотят. Тогда я задал другой вопрос: «А что вы делаете для того, чтобы получить Божье благословение?» Для искренне верующего человека никакие преграды не страшны. Я сам видел во время праздника в Аглоне, когда все ограничения были в силе, те у кого не было возможности быть в храме, стояли у ограды. Стояли и молились, ни на что не пеняли. А в то же самое время многие из тех, кто оставался дома, жаловались на то, что не было никакой возможности принять участие в богослужении. Это ведь тоже была своеобразная проверка: веришь ли ты или нет. Проверка сердца, мыслей… А что касается реформы, то саму церковь она не коснулась. Проблема одна: раньше я мог приехать в Дагду, обсудить все наши нужды. Теперь мне нужно ехать в Краславу, немного дальше. Раньше Дагдская дума помогала церкви решать проблемы хозяйственного характера. Теперь решать вопросы труднее. Конечно, время сейчас другое, проблем слишком много.



Несмотря ни на что в Асунском храме сейчас идет ремонт…



- Этот ремонт проходит при помощи пожертвований прихожан, без помощи самоуправления. По копеечке собирали, вот и насобирали.



А во время больших праздников, Пасха, Рождество Христово, количество прихожан увеличивается?



- В эти дни церковь заполнена, конечно. Но это ведь только два раза в год. Ну как есть. Такая же ситуация и в других волостях. Да и вообще эта проблема не только Латвии, везде сейчас количество прихожан уменьшилось. Люди ведь какие? Они хотят получить всё и сразу. У тебя нет денег на какую-то дорогую вещь? Ты можешь взять кредит, можешь оформить рассрочку. Рассчитываться ты будешь потом долго, но желанная вещь уже в твоих руках. Так же и в церкви. Все хотят так: сегодня я прочитал «Отче наш», а завтра моя бабушка снова начала ходить. Но так ведь не будет. Вера испытывается годами. Быстро это у экстрасенсов, у ясновидящих и целителей. Одно время они как-то попритихли, а теперь снова рекламой полны и газеты и интернет. С другой стороны, в Латвии население уменьшается из года в год. В Латгалии это особенно заметно. Едешь и видишь вдоль дороги пустые дома стоят. А чем ближе к границе, тем меньше людей…



Спасибо, отец Павел, что нашли время для беседы!



На этом встречи закончились. Нужно сказать, что еще раз я убедился только в одном, что реформа, та самая территориальная, еще в процессе и новые связи, и система управления сложились не полностью. Дело осложняется экономическими проблемами, которые свалились на нашу голову. Причин много. В конце концов, проблема сокращения населения была для нас актуальная уже достаточно давно. Глобальные процессы непреодолимы. И поделать с этим мы ничего не можем.



В самом центре Асуны, рядом с бывшей школой, напротив эстрады стоит памятник. На гранитной плите 14 имен. Это национальные партизаны, погибшие здесь. 13 человек в 1946 году, один в 1949-м. Среди имен несколько неизвестных, остались только прозвища, или «позывные», как принято говорить сегодня. «Антошка», «Джек», «Арнольд», «Фрицис»… Кто они? Никакой информации о них мне до сих пор не удалось найти. Но я не теряю надежды. Поэтому, знаю точно. Это далеко не последний материал об Асуне и Асунской волости. Хоть в этом случае совершенно не важны никакие территориальные реформы.



Андрей Якубовский.



На фото: Жанна Айшпуре, руководитель волостного управления.





Проект финансируется Фондом поддержки СМИ из государственного бюджета Латвии. За содержание статей в проекте «Плюсы и минусы объединения краев – взгляд после проведенного вместе года» ответственность несут их авторы.  #SIF_MAF2022

Фото дня

Календарь


Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Проекты

Конкурсы

Именины

  • Agris, Agrita

Партнеры

  • Latvijas Reitingi