Дагдская волость: славная история и… всё?

img

Если посмотреть на карту, то можно увидеть как территория Дагдской волости «обнимает» Дагду с трех сторон. Обнимает нешироким таким поясом, нет на территории волости такого места, которое можно было бы считать слишком удаленным от Дагды. Официально волость существует до сих пор, однако с 2009 года собственной администрации она не имеет, управляется напрямую из соседнего города. Плохо это или хорошо? Вспоминается округ Колумбия, рядом с Вашингтоном, имеющим практически похожий статус. Но сходство весьма приблизительное. Обратимся к истории.

Дагдская волость появилась на карте после раздела нескольких помещичьих имений в рамках аграрной реформы 20-х годов прошлого века. Когда-то она включала в себя и саму Дагду, но позже поселок превратился в «поселок городского типа», а затем и в город. Волостной центр переместился в Озолини, что в 2,5 километрах от Дагды. Если говорить о древней истории, то на территории волости есть несколько археологических памятников государственного значения. Среди них «замковый холм» эпохи раннего средневековья, «французское кладбище» (очевидно времен наполеоновских войн), еще одно древнее кладбище. Все говорит о том, что территория эта была обжита давно и достаточно плотно. По территории волости протекает пять рек, здесь находятся девять озер. Количество земельных угодий, пригодных для возделывания, ограничено. Но это никак не помешало колхозу «Бривиба», созданному на этой земле, стать одним из самых успешных на территории Краславского района. Колхоз и правда был знаменитым в советское время. Сюда приезжали перенимать опыт, здесь проходили известные конные состязания (скачки), к тому же здесь сохранили коневодческую ферму. Колхозные времена канули в лету, но на месте «Бривибы» возникло паевое общество, в котором были заняты около сотни работников. В 90-е годы это паевое общество было достаточно благополучным, особенно на фоне экономической катастрофы в других волостях. Казалось, что главный кризис преодолен… Но нет, постепенно активная кооперативная деятельность сошла на нет.



Мы приехали в Озолини утром 16 августа. Предварительно ни с кем не договаривались, понадеялись, что в любом случае найдем с кем поговорить о волостной жизни теперь. Если в 1998 году на территории волости проживало чуть менее тысячи человек, то сегодня на территории официально зарегистрировано 607 человек, соответственно в волостном центре – 169 человек. Официально зарегистрировано… Это значит, что фактически проживает еще меньше. Обычное дело для наших времен. Безработица заставляет людей искать места поуспешнее. Эта проблема не так проста и имеет оборотную сторону, но об этом позже.



Озолини встретили нас тишиной и полным отсутствием людей на улицах. В этом нет ничего необычного. Прежде чем искать собеседников, мы решили прогуляться по поселку. Озолини с Дагдой соединяет удобная пешеходная дорожка, освещенная и совсем новая. Увидели мы современную детскую площадку с горкой и даже с батутом. Такое увидишь нечасто. Новенькие мусорные контейнеры, позволяющие сортировать отходы, стояли в самом центре. Подошли к доске объявлений: совместный проект самоуправления и ЕС – освещение поселка Озолини; изготовление беседок и теплиц из поликарбоната; филиал Даугавпилсского строительного техникума предлагает освоить целый ряд профессий в Дагде; реклама столовой техникума, где можно пообедать за умеренную плату; объявление о том, что жители могут бесплатно сдавать использованную сельскохозяйственную пленку и отслужившие свой срок электроприборы; объявления о скупке рогов, о ремонте телефонов и компьютеров, о скупке антиквариата. Даже самый поверхностный анализ объявлений дает надежду на то, что жизнь здесь если и не бьет фонтаном, то идет своим чередом. Как и везде. Пошли дальше теперь уже искать собеседников. И вот тут нас ожидал сюрприз.



Да, охотников поговорить мы нашли. Но все они соглашались разговаривать исключительно на анонимной основе, фотографироваться не хотели. Как я ни уговаривал. Нет и все. А сказать им было что. Правда, это не имело практически никакого отношения к плюсам и минусам административно-территориальной реформы, объединению краев и оценке работы самоуправления. Публиковать полностью эти беседы нет никакого смысла, взять ответственность за свои слова никто не хотел. Обозначим только главные тезисы:



  • Порядка нет в правительстве, поэтому и на местах порядка нет;
  • Никто из политиков не выполняет своих обещаний;
  • Все только и делают, что держатся за свои должности и сдвинуть их нет никакой возможности;
  • Выборы проходят, а у власти остаются те же самые политики (грубое слово заменено на употребимое – А.Я.);
  • Когда-то давно мы еще верили в лучшую жизнь, теперь больше не верим;
  • Пенсии совсем маленькие, выжить на них практически невозможно;
  • Мы всем помогаем, той же Украине, но никто не помогает нашему народу, никто о нем не заботится;
  • В Латвии все очень коррумпированы;


В разговоре я пытался обратить внимание собеседников на реальные, видимые дела самоуправления. Но собеседники только отмахивались и говорить о позитивных переменах отказывались, считая их недостойными внимания. Общее настроение можно охарактеризовать следующим образом: государство ДОЛЖНО заботиться, ДОЛЖНО помогать, ДОЛЖНО еще много всего. Что касается самоуправления, то мнение такое: пока была волость на месте – они ничего не делали, теперь «они» ничего не делают в Дагде. На вопрос, что же конкретно не делает самоуправление, следовали те же ответы: не заботятся, не повышают пенсии, не создают рабочие места. Я возражаю – все эти проблемы не входят в компетенцию местного самоуправления, следует удивленное: «А зачем они вообще тогда нужны?» И дальше по кругу…



Не получить комментария от руководителя города Дагда и объединения волостей Краславского краевого самоуправления Эдгара Тярве мы не могли. О встрече не договаривались и поехали в Дагду на удачу. Удача нам улыбнулась, господин Тярве был на месте и от беседы не отказывался.



Добрый день, господин Тярве, спасибо, что согласились побеседовать. О проекте, который реализует наша газета, Вы уже в курсе, беседовали с нашим корреспондентом. Сегодня мы побывали в поселке Озолини, который считается центром Дагдской волости. Мы увидели много перемен: новую пешеходную и велосипедную дорожку, которая освещена в темное время суток, детскую площадку с батутом, мусорные контейнеры, которые позволяют сортировать отходы. Но люди, с которыми мы беседовали, словно не видят всех этих перемен. Критикуют все и всех, часто не понимают, что входит в компетентность самоуправления, а что может решить правительство. На Ваш взгляд есть ли в Дагдской волости какие-то особые проблемы?



- Проблемы у всех одинаковые: отсутствие рабочих мест. Все было бы совсем по-другому, если бы у людей была работа и постоянные доходы. Мы стараемся делать всё, что от нас зависит: освещение есть, дороги есть, вода есть… Детские сады доступны жителям волости, школа средняя в Дагде, филиал техникума. Конечно, на месте в волости таких учреждений нет, но ведь и расстояние до Дагды небольшое. Общественный транспорт тоже доступен, автобус курсирует ежедневно.



Как Вы считаете, почему люди в Озолинях отказывались говорить открыто, не хотели называть свое имя, только анонимно? Чего-то боятся?



- Может быть не с теми людьми вы беседовали? Не знаю. Не думаю, что жители Дагдской волости отличаются от жителей других волостей. Скорее всего, вы просто не встретили того, кто мог бы поговорить с вами открыто. Единственное, что отличает эту волость от других, это отсутствие администрации на месте. Но все возникающие вопросы жители Дагдской волости решают здесь, в Дагде. И в этом я тоже не вижу проблемы.



Спасибо, что нашли время для комментария!



Нельзя сказать, что Эдгар Тярве излучал оптимизм и радость. Работа у него не самая благодарная. Бюджет самоуправления нельзя назвать шикарным, но многое удается сделать и это видно. На дона Корлеоне (глава мафии, вымышленный литературный персонаж писателя Марио Пьюзо, - прим. редакции) он тоже не похож. Никакого страха не внушает, не думаю, что его кто-то по-настоящему боится. В чем же дело-то?



Нежелание «светиться» в газете и открыто выступить с критикой – известная проблема. Часто в газету приходят люди с проблемами, которые хотят решить с помощью газеты – сказывается советская традиция. Причем, самостоятельно никто ничего делать не хочет, интервью давать отказываются, обращаться в учреждения самоуправления не хотят, считая это бессмысленным. Социальная пассивность актуальна во многих странах Европы, даже всегда активные американцы в последнее время как-то сникли и поутихли. Еще в 1967 году американский психолог Мартин Селигман сформулировал феномен «выученной беспомощности», который объясняет социальную пассивность населения: «Выученная беспомощность (англ. learnedhelplessness), также приобретенная или заученная беспомощность - состояние человека, при котором индивид не предпринимает попыток к улучшению своего состояния (не пытается избежать негативных стимулов или получить позитивные), хотя имеет такую возможность. Появляется, как правило, после нескольких неудачных попыток воздействовать на негативные обстоятельства среды (или избежать их) и характеризуется пассивностью, отказом от действия, нежеланием менять враждебную среду или избегать ее, даже когда появляется такая возможность. У людей, согласно ряду исследований, такое состояние сопровождается потерей чувства свободы и контроля, неверием в возможность изменений и в собственные силы, подавленностью, депрессией и даже ускорением наступления смерти.»



Все эти определения хороши для научных работ. В жизни все по-другому. Нельзя сказать, что люди опустили руки и ни на что не надеются. Гостевые дома, индивидуальные предприниматели, активная молодежь. Возможности – вот что главное. Эти возможности есть, но используют их немногие. Низкая коммерческая активность – тоже немаловажный фактор проблем. Конкурсы проектов, идей, бизнес-планов, предоставляемые гранты – от объявлений рябит в глазах. Но ведь гораздо проще сидеть и ждать, когда придет к тебе государственный чиновник и решит все твои проблемы. Ну как же, он же ДОЛЖЕН. Проблема отсутствия рабочих мест – серьезная проблема. Но и тут есть выбор: ждать пока кто-то эти рабочие места создаст или самому создавать эти самые места, хотя бы для самого себя. В Озолинях в здании бывшего клуба идет работа по переделке помещения. Здесь будет мастерская по ремонту сельскохозяйственной техники. Вот и рабочие места. Это только один пример…



Вернувшись в Озолини после беседы с главой Дагдского объединения самоуправлений, мы еще раз прошлись по поселку, сделали несколько фотографий. Людей на этих фотографиях нет. Зато есть видимые, реальные, материальные доказательства работы самоуправления. Территориальная реформа никак не повлияла на жизнь людей. В поселке идеальная чистота, ухоженные дома, хозяйственные постройки, сады. Кажется, что вот-вот из домиков выйдут счастливые и довольные жизнью люди. Но не вышел никто. Провожали нас кузнечики, они оживляли августовский полдень своим стрекотом. Жили своей жизнью.



Андрей Якубовский.



Фото автора.



На фото: Велосипедная и пешеходная дорожка до Дагды.



.

Фото дня

Календарь


Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Проекты

Конкурсы

Именины

  • Sarmīte, Tabita

Партнеры

  • Latvijas Reitingi