В гостях у украинцев во время войны. Переселенцы против своей воли - военные беженцы на западе Украины

img


После суток в пути в город-побратим Елгавы Ивано-Франковск на Украине, проснувшись в гостинице «Бристоль» и глядя на чистый, ровный блестящий пол, я вдруг обнаружил, что прошлым вечером испачкал свои ботинки в грязи на стоянке. Лужа, в которую я наступил, когда вылезал из внедорожника «Dacia Duster», была довольно мелкой, и мои носки остались сухими, но на следующее утро от моих ботинок на пол отеля выпали кусочки засохшей глины. Не дожидаясь уборщицы, хотелось самому «убрать за собой». Так получилось, что в следующий момент я познакомился со Светланой из Северодонецка — города на востоке Украины. Как раз в тот момент, когда я соображал, как собрать кусочки высохшей глины, словно по мановению волшебной палочки, Светлана открыла дверь напротив моего гостиничного номера, и тут же нашлась щетка и совок.

Около получаса назад я прислушивался, кто мои соседи в гостинице. В первый момент показалось, что это бизнес-леди, может, аудиторы местного филиала киевской компании. Не меньше! Женские голоса за стеной казались деловыми и не допускающими возражений. Но работая с совком и щеткой, открылось другое. А именно, в гостинице напротив моего номера была швейная мастерская, где четыре женщины, в том числе и Светлана, шили береты для солдат украинской армии. «Я из Северодонецка. Скоро будет сто дней, как я в Ивано-Франковске. Здесь спокойно. Сняла квартиру по доступной цене, все хорошо», — сказала о себе Светлана. В отличие от своих коллег, она позволяла фотографировать себя на работе. Что же касается будущего, планирует ли она вернуться в Северодонецк или остаться здесь, Светлана откровенно рассмеялась: «Дальше в жизни ничего не планирую!» В смехе чувствовалась глубокая боль. Так мог смеяться человек, жизнь которого очень негативно изменилась после нападения России на Украину.



 



Крым – наболевший вопрос для татарки



В Ивано-Франковске я не раз общался с «переселенцами», в основном беженцами от войны. В одном квартале с гостиницей располагалась благотворительная кантора, где «переселенцы» могли получить теплую еду, пакеты с продуктами и предметами первой необходимости. Волонтерский пункт гуманитарной помощи был оборудован в трехстах метрах от отеля в спортивном зале, устроенном в подвальном помещении. Рядом с ним какие-то люди тренировались, поднимали тяжести. Там же другие стояли в очереди и получали продуктовые пакеты. Эти две группы людей не мешали друг другу. Валерия, молодая мама, крымская татарка по национальности, рассказала, что живет с мужем и ребенком в этом доме, в подвале которого находится фитнес-зал.



Благотворительный центр здесь начал формироваться в первые дни войны. Сначала он использовался как убежище, чтобы собраться, когда объявлена воздушная тревога. Но вскоре тренера фитнес-зала, а также состоятельные посетители стали приносить еду и теплую одежду нуждающимся. Сформировалась благотворительная организация, которая помогает примерно ста пятидесяти семьям. Центр также помогает армии. Например, они обеспечивают бронежилеты и тепловизоры — приборы разведки, с помощью которых можно определить местонахождение противника или разыскиваемого лица. Всего в центре работает около 15 добровольцев. Среди них был Влад, который говорит, что он финансовый аналитик, работавший во многих странах Европейского Союза, в том числе в Риге. Влад довольно критически относится к санкциям ЕС против России. «Сегодняшняя война — это война технологий. В ходе освобождения оккупированных Россией территорий появились доказательства того, что в период с 2014 по 2022 год Россия всевозможными окольными путями (без ведома правительства) незаконно получала из Франции товары, связанные с современными технологиями вооружений. Важно, чтобы это не повторилось сейчас», — подчеркивает Влад. Он родился на Донбассе, но получил образование в центре Украины, в Виннице. Будучи молодым человеком 25-30 лет, Влад также подал заявление на военную службу. Однако призыва пока нет.



В свою очередь, татарка Валерия, о надеждах вернуться на землю предков в Крыму говорит, что это болезненный вопрос, на который, по крайней мере пока, ответ: «Нет». Она знает, что жители Крыма боятся обратного воссоединения с Украиной, ведь тогда будут мстить тем, кто сотрудничал с Россией. Валерия добавляет, что ее отец родился в Узбекистане. Ее бабушка и дедушка были насильно депортированы из Крыма.



 



Журналист остается журналистом, даже без редакции



Покупая газеты на почте в Ивано-Франковске (цена одной газеты была 10 гривен - около четверти евро), я встретил у прилавка учителя истории, публициста и актера Василия Бабий. На прощание он дал мне свою расширенную визитку. С одной стороны, на ней была фотография Василия Бабия на фоне собора Парижской Богоматери, а с другой стороны номер телефона и двадцать строк текста, в которых сообщалось о том, что Василий Бабий награжден семью медалями, он также является лауреатом 12 литературных премий, а его произведения входят в школьные программы Украины.



Поговорить по душам не успели. Бодрый 73-летний мужчина сказал, что ему пора на тренировку по футболу. Познакомившись с Ивано-Франковском, для меня было ценным, что Василь Бабий любезно проводил меня до соседнего дома, где располагалось несколько редакций. Их двери далеко за полдень были закрыты. Однако был открыт Центр солидарности журналистов, где меня радушно приняли сотрудницы центра Виктория Плахта и Ирина Блаженко. Обе местные - из Ивано-Франковска. Первая — опытный журналист, вторая — молодой бакалавр без практического опыта. Виктория пояснила, что этот центр создан для поддержки журналистов, приехавших в Ивано-Франковск с территорий, оккупированных российской армией. Как можно поддержать журналиста, лишившегося места жительства и места работы на неопределенный срок? Оказывается, можно. Обе сотрудницы рассказывают, что в центре зарегистрировано около тридцати журналистов. Коллеги время от времени приходят в этот центр. Здесь можно поработать, создать материалы, хоть немного вернуть ощущение того, что ты – журналист и будешь им. Викторию и Ирину заинтересовал «Твиттер-конвой» Рейниса Позняка и его многочисленных соратников. Ни Виктория, ни Ирина, которые являются журналистами и ежедневно больше других исследуют актуальную информацию, ничего не знали о созданном в Латвии «Твиттер-конвое» - неправительственной организации, поддерживаемой широкой общественностью и уже пожертвовавшей более 600 автомобилей в защиту Украины (сообщалось в Твиттере в июле). В Центре солидарности журналистов разговаривали о том, что с помощью «Твиттер-конвоя» один из журналистов мог бы приехать в командировку в Латвию.



 



Жить и умереть в достойных условиях



Двигаясь по маршруту знакомства с Ивано-Франковском, подготовленному Ириной Рабарской, я встретил врача-травматолога Оксану. Говоря о жизни в Ивано-Франковске, Оксана сказала, что она местная «королева памперсов», то есть ухаживает за примерно пятью сотнями беспомощных клиентов центров социальной помощи, которых привезли в Ивано-Франковск из восточных и центральных областей Украины - Запорожской, Донецкой и других областей в период эскалации боевых действий. В Ивано-Франковске их разместили в областных больницах, где многие остаются до сих пор.



Рассказывая о своей жизни, Оксана упомянула, что родилась в Луганске. Ее бабушки тоже были врачами, и с детства Оксана сама мечтала стать врачом. Десять лет после окончания Луганского медицинского института отработала в Луганске. Там же проходила интернатуру. Муж Оксаны тоже травматолог. 1 сентября 2014 года, через четыре месяца после частичной оккупации Луганска и Донецкой области, Оксане удалось бежать с мужем и двумя детьми из так называемой «Луганской Народной Республики» в подконтрольную государству часть Украины. Поселились под Киевом, потом купили дом на опушке леса в пригороде Бучи. Оба врача работали в Киеве, в частной клинике «Доброхот». В этом году, 27 февраля, через три дня после начала войны, семья переехала в относительно более безопасный Ивано-Франковск. Сейчас, параллельно с волонтерской деятельностью в Ивано-Франковске, Оксана продолжает работать еще и в частной клинике в Киеве. «Иногда люди говорят: я могу помочь детям-сиротам, я могу помочь тем, кому не хватает одежды или еды. Однако настоящее волонтерство не позволяет вам выбирать. Вы должны делать то, что должны делать в данный момент. Моя мечта — микрохирургия ладони, но жизнь поставила меня в такие условия, что мне приходится ухаживать за пожилыми людьми из центров ухода, чтобы они могли жить и умереть в достойных условиях», — рассказала Оксана. Она объясняет, что на западе Украины люди «больше верят в Бога и меньше ходят к врачу». Выяснилось, что свободных мест в больницах области относительно много. Там волонтер тоже увидела возможность разместить стариков, привезенных из восточной части страны. Параллельно с системой добровольной помощи по уходу за пожилыми людьми существует и установленный государством порядок. Однако привезенные в первые дни и недели войны до сих пор живут в Ивано-Франковске.



Гайтис ГРУТУПС.



Окончание в следующем номере.



На фото: Виктория Плахта (слева) и Ирина Блаженко собирают в Ивано-Франковске коллег из оккупированных регионов страны и стараются сохранить в них бодрость духа.

Фото дня

Календарь


Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Проекты

Конкурсы

Именины

  • Ēriks, Inese, Inesis

Партнеры

  • Latvijas Reitingi