Приключения Александра продолжаются. 13-е продолжение

img

Снова Нидерланды
Мы с Анастасией быстро нашли общий язык. Она довольно хорошо говорила по-английски, но ее мечтой было выучить голландский и начать здесь новую жизнь. Дорога на работу была достаточно длинной, чтобы поговорить. Я поинтересовался, где она раньше работала. Выяснилось, что Анастасия работала преподавателем танцев и получила высшее образование в этой области.

Я, конечно, удивился, ведь уйти с работы, которая ей очень нравилась и о которой она говорила с явным энтузиазмом, и поменять на работу в теплице, на жаре, без карьерных перспектив? Она ответила, что это будет только начало и что, как только она выучит местный язык, будет искать другую, более престижную работу. Анастасия также задавала вопросы: откуда я, сколько мне лет. Я ответил, что я из Латвии, и, должно быть, это прозвучало грустно, потому что я уже тосковал по родине. Когда я сказал ей, что мне двадцать лет, она очень удивилась и сказала, что чувствует себя очень старой. Когда я спросил, сколько ей лет, она предложила угадать. Мы остановились у светофора, дожидаясь зеленого сигнала я стал внимательно ее изучать. По внешнему виду ей могло быть лет двадцать пять, но, зная, что она получила высшее образование и несколько лет работала учителем танцев, я прибавил пять лет. Я ответил, что тридцать. И попал в десяточку. Она была поражена и спросила, как я угадал. Я рассказал ход своих мыслей, и она поблагодарила меня за комплимент. Мы приехали к месту работы, и я дал ей небольшую инструкцию. Анастасия немного волновалась, я попытался ее успокоить небольшой дозой юмора, а потом начальник теплицы провел рабочий инструктаж.





Придя на свое рабочее место, я понял, что, вероятно, мне придется работать по вчерашней схеме, потому что мою работу выполняет кто-то другой. Я начал бродить по большому ангару, иногда останавливаясь и задерживаясь у какого-нибудь рабочего объекта, делая вид, что помогаю кому-то. После двух часов изнурительной ходьбы мои ноги были не в восторге от этого. Мне не хотелось сидеть, чтобы не злить начальство, поэтому я начал думать, что делать дальше. Я заметил, как один из моих коллег пошел в туалет и тоже пошел туда, соблюдая дистанцию ​​в пять метров. Я сел в кабинку и закрыл дверь. Сначала я просидел полчаса, потом вышел ходить из угла в угол и делать мелкие работы. Я заметил, что никому нет дела до того, что я пропал из виду. Потом у меня появился азарт, вроде игры – насколько долго я могу исчезнуть, и когда кто-то меня начнет искать. В следующий раз полчаса превратились в час. Час в полтора часа, пока однажды я не проспал три с половиной часа сидя. Не горжусь такой распущенностью, но работы у меня толком не было, и даже если я спрашивал у одного из начальников, что мне делать, меня отправляли к другому начальнику и так далее, пока один из них не сказал мне пойти подмести пол. В этом нет ничего зазорного, но на уборщицу я не претендовал. Поэтому я предпочитаю вздремнуть до и после обеда в чистом и опрятном голландском туалете. Конечно, я мог провести там целый день, но двигаться все равно хотелось, да и совесть не позволяла бездельничать весь день. Я старался идти на другие рабочие места, чтобы научиться выполнять все работы, на случай, если мне поручат выполнить одну из них.





Одной из таких работ в теплице является обрезка цветочных стеблей. Цветы нужно положить в коробку с делениями, а саму коробку поставить на две натянутые металлические проволоки. После того, как коробка установлена ​​так, что цветочные стебли свободно свисают, нужно включить машину, которая обрезает цветочные стебли до нужной длины с помощью небольшой пилы. Иногда стебли цветов не срезаны полностью, поэтому рабочий обрезает их ножом или ножницами до конца. Мне нравилась эта работа, потому что ее не нужно было делать в теплице, где было жарко, не очень чисто и где часто останавливался начальник, который меня недолюбливал. После обрезки стеблей ящики с цветами нужно подвешивать на крюки и толкать дальше, пока стебли не погрузятся в воду. Иногда крючки зацеплялись друг за друга, и их приходилось отцеплять друг от друга с другой стороны металлическим прутом с крючком на конце. Эта работа требовала внимания и терпения, так как одним лишним или быстрым движением оба крюка могли сразу слететь с рельсов, и ящики с цветами падают в воду. У меня тоже случалось уронить ящики в воду, но я не обращал на это особого внимания, потому что даже у начальства такое случалось.



Еще одна работа, которая мне очень нравилась - установка крюков на рельсы. Тогда приходилось подниматься по лестнице довольно высоко и с помощью металлического стержня с крюком на конце надевать крюки на перила сверху. Эта работа мне понравилась еще и тем, что сверху открывался вид на всю теплицу. Я видел, что кто делал и куда идет начальство. Это было мне на руку, если хотелось вздремнуть. Размещая крюки, я заметил, что что-то было написано черным маркером на одной из стен строения выше. Я подошел ближе и прочитал надпись, но не понял ее значения. Понятна была только дата написания текста: 15.08.2018. Я ввел текст в интернет-переводчик и смеялсь и краснел одновременно. Переводчик показал, что это румынский и текст был об одном из наших начальников, точнее, о размерах его интимного места, по словам автора, самых маленьких в мире. Автор не оставил своей подписи, поэтому его дальнейшую судьбу я не знал. Но я понял, что наш начальник разозлил его не на шутку. Не знаю, заметил ли кто-нибудь эту надпись до меня, во всяком случае, начальник надоел не одному человеку, поэтому она так долго сохранилась.



Однажды, ехав с работы домой, я увидел, что Анастасия молчалива. Обычно по дороге домой мы разговаривали о работе или жизни до Нидерландов. Я спросил, что ее беспокоит. Она рассказала, что поссорилась с одним из коллег, неправильно поняла порученную работу и собрала не те цветы, которые должна была собрать. В результате она получила выговор от своего начальника. Я попытался успокоить ее, сказав, что недопонимание с коллегами и начальством часто случается из-за языкового барьера, что ей не стоит об этом беспокоиться, а вместо этого в следующий раз, если что-то непонятно, переспрашивать условия работы, а также если работа кажется ей слишком сложной или неподходящей, попросить координатора по работе сменить рабочее место. Анастасия сказала, что ей нравится эта работа и она не хочет ее менять.



Недолгое молчание было нарушено адресованным мне вопросом. Она попросила рассказать о своей семье. Недолго думая, я начал свой рассказ о маме, с которой мы переехали из столицы в небольшой городок, позже в сельскую деревню. О даче в деревне, где я провел прекрасное лето моего детства вместе с моим двоюродным братом из Риги. О сестре, которая работает в Латвийской национальной библиотеке и живет в столице. О моем отце, который работает водителем-дальнобойщиком и с детства не живет с нами. Я сказал, что меня это совсем не расстроило, потому что на праздники я получил больше подарков. Я сказал это, чтобы немного развеселить ее и заставить забыть о тяжелом дне. Анастасия рассказала, что ее мама работает кондитером, а младший брат изучает экономику в университете. Отец тоже ушел из семьи, он редко звонил и встречались они только по праздникам. Она вспомнила, как скучала по отцу. Я мог только добавить к сказанному ей, что я редко встречался с отцом, и он меня ничему в жизни особо не научил, а когда у него была возможность, он ее не использовал. Мои друзья рыбачили с папой или работали в гараже, я пытался сделать все это сам, но это было сложнее, потому что никто не показывал мне, как это делать правильно или как это сделать лучше. Наверное, поэтому мне нравится наводить порядок в доме больше, чем чинить машины. И не рыбак я. Рассказал ей о своей девушке, которая не выдержала тяжелых условий работы и, к сожалению, вернулась в Латвию.



Я спросил, скучает ли Анастасия по семье, она ответила да, но другого выхода, чтобы улучшить свои жилищные условия, она не нашла, поэтому уехала в Нидерланды работать и зарабатывать деньги, чтобы осуществить свои мечты.



Пока разговаривали доехали к месту жительства Анастасии. Она поблагодарила меня за то, что я выслушал и поддержал ее, и мы попрощались до завтра.



Вернувшись домой, я прилег на кровать. Мне очень повезло, что я был один в комнате и мог спокойно отдохнуть. Вскоре мой покой был прерван громким стуком в дверь. Я открыл дверь и увидел статного парня с длинными светлыми волосами и большим количеством сумок. Он сказал, что его зовут Арнольд и что теперь он будет жить с нами. Моя приветливая улыбка медленно исчезла, когда я понял, что все кровати в других комнатах заняты и что единственная свободная находится в моей комнате. Пришлось впустить моего нового соседа по комнате и раздвинуть кровати. Арнольд поставил свои вещи в угол и пошел знакомиться с Риналдом и Эдмундом. Эдмунд посмеивался с того, что теперь я буду спать в одной комнате с парнем. Но были ли другие варианты?



Через некоторое время мы все вышли на террасу, ребята пили пиво, я - освежающий безалкогольный напиток под названием кола. Арнольд рассказал, что он из Риги и уже второй год едет в Нидерланды. Работал на заводе, где ремонтировали европоддоны. Эдмунд сказал, что он тоже работал там, но работа ему показалась слишком сложной. Арнольд ответил, что он уже привык к этой работе и она не кажется ему сложной. Он уже подружился со всеми своими коллегами и был на хорошем счету. Он не собирался возвращаться жить в Латвию, потому что в Нидерландах у него есть все, что он хочет. Здесь зарплата выше, а опьяняющая конопля легальна. После этой фразы я понял, что его больше всего привлекает в Нидерландах. Он также сообщил, что недавно был в отпуске, во время которого навещал родителей в Латвии, и что ему там делать нечего. Плохие дороги и злые люди - так он описывал условия жизни на родине. Я сказал, что скучаю по Латвии, и Ринальд и Эдмунд согласились со мной. У Арнольда был план накопить за год достаточно крупную сумму и снять квартиру, пожить одному и попробовать работать не под крылом агентства, а напрямую в компании, где его зарплата будет восемнадцать евро в час. Теперь он получает двенадцать евро в час, чего ему мало, так как он также планирует купить новую машину, чтобы ездить с места жительства, чтобы работать быстрее и приятнее. Эдмунд сказал, что он молодец. Ринальд не стал комментировать эти планы. Я просто подумал, почему этот мечтатель еще не реализовал хотя бы часть своего плана за два года работы в Нидерландах, например - жить одному.



Через пару часов мы все устали и разошлись по своим комнатам, кроме Арнольда. Он остался на террасе, курил свою десятую сигарету, пил пиво и смотрел что-то в своем мобильном телефоне. Я старался быстрее заснуть, чтобы не спать с ощущением, что в моей комнате спит кто-то еще.



Я проснулся от обычного звука будильника. Повернув голову, я увидел Арнольда, который даже ухом не повел. Упаковав сумку со всем необходимым, я позавтракал и отправился в машину, чтобы забрать Анастасию по дороге и отдать еще девять часов своей жизни одной из тысяч теплиц в Нидерландах.



Александр КОВАЛЕВ.



Продолжение следует.

Фото дня

Календарь


Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Проекты

Конкурсы

Именины

  • Estere, Hermīne

Партнеры

  • Latvijas Reitingi